Минск
+2 oC
USD: 2.1
EUR: 2.35

Если долго говорить про «репрессии», то лишение мороженого тоже станет считаться таковым

Анна без пулемета

Легендарную, пожалуй, теперь уже Анну Канопацкую родная партия исключила из своих рядов. Партия больше своей кровинушке не верит: та «неоднократно нарушала устав и утратила связь». А еще «не выполнила поручение, врала партии и журналистам»… В общем, Анна, больше пулемета я вам не дам...  

Не знаю, как вы, а я вот хотел своими глазами увидеть настоящие «репрессии». Не чтобы там контракт не продлили, с контрабандной валютой на границе поймали. Не говорю уже про проворовался, нарушил общественный порядок или еще как-то преступил закон. Это ж разве репрессии? – это неотвратимость вслед за отрицанием законопослушания. Нет, вот чтобы на ровном месте – и репрессия, да не одна, а сто тысяч, что там сто – давай двести!..

И вот лед тронулся: «Я первый репрессированный политик в Беларуси!» - смело заявила на весь мир (через портал, за судьбой которого тот неотрывно следит) еще действующий депутат. И знаете, у меня как-то даже отлегло: или репрессии нынче вот такие. Или слова привыкли употреблять где ни попадя от «украл шифер» до «сгорели штаны». 

Как полагает сама репрессированная, пострадала она «за свои демократические взгляды, за приверженность принципам свободы, верховенства права, равенства всех перед законом». Впрочем, так могли бы написать о любом «репрессированном», несть числа таких примеров. Поэтому давайте вспомним, чем путным отметилась в заканчивающейся каденции депутат Анна Канопацкая, бывший член партии ОГП. 

Не вспоминается? А ничего и не было. Вернее, было так: с начала своего законотворчества депутат озвучивала явно непроходные (неготовые, неапробированные, неразработанные как положено) инициативы. На что большого народного доверия, понятно, не надо. Громко задавала вопросы. «Сливала», как это принято называть в «оппозиции», информацию СМИ. И чем ближе подходил срок завершения работы избранницей народа, тем чаще и громче она это делала. Не так разве?

Жажда новых законов, безусловно, присутствовала, но имидж не только не сдавался, но и стал основной и целью, и движущей силой. Популярность, что скрывать, пришла. В такой мере, что отдельные активисты даже подсобрали с легковерных немного денег под маркой «помощник депутата Канопацкой». А ей ведь тоже, согласитесь, не разорваться: либо за имиджем следить, либо за помощниками. Какие уж тут законы, о чем вы, право…

За что отважно выступала Анна Канопацкая? Послушаем ее: «За сохранение независимости нашей страны, ее политическое, экономическое, социальное развитие в парадигме общеевропейских ценностей, в дружбе и партнерском сотрудничестве со всеми соседями». То есть за то, чтобы «мясо оставалось в составе вкусного и наваристого борща». Никто и не против. Более того - все в целом-то за, осталось только понять про «парадигму»: это лечится или дальше на таблетках?

Но именно Анна говорит и именно о себе: «Я самый рейтинговый и узнаваемый представитель оппозиции как в Беларуси, так и за ее пределами».

Знаете, может, так оно и есть. В узковыделенном эгрегоре. Именно против этого, по мнению ее же коллег и бывших однопартийцев, «взбунтовался женский актив». И – исключил Канопацкую. Можно сказать, репрессировал на взлете. Принародно. Но их тоже можно понять: «У вас денег куры не клюют, а у нас на кофе не хватает», так оно в классике пелось.

Вот такие у нас «оппозиционные» партийные лидеры. Такие «оппозиционные» партии. Такие нравы внутри «оппозиции». И такие репрессии. 

И я, пока они со своими репрессиями не дотянулись и до моего неравнодушного сердца, спрашиваю себя и вас: а нужны они нам на самом деле, такие вот партии? Как считаете?

Накипело ж.

mukovoz@sb.by 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
4
Загрузка...