Анна Банщикова: роль жены для меня на последнем месте

Начались съемки третьего сезона сериала «Ищейка» и исполнительница главной роли — Анна Банщикова — вместе с семимесячной дочерью Машей отправилась в Геленджик. На несколько месяцев девушкам предстоит разлука с остальными членами семьи.


— В Геленджике хорошо, ребенок дышит морским воздухом. Когда начали снимать второй сезон, Маше исполнился… месяц! Сейчас уже семь. Из-за того, что исполнительница главной роли неожиданно забеременела и собралась рожать, невозможно было поменять рабочий график. Продюсеры «Ищейки», конечно, обсуждали возможность переноса начала съемок, но… По сценарию — лето, значит, снимать надо в теплое время года и не через год или пять, иначе какое же это продолжение сериала? В общем, отступать было некуда, со вторым сезоном мы задержались всего на пару недель, приступили к работе не в конце марта, а в апреле. Снимали быстро, живо, легко, практически с одного дубля. Второй сезон закончили даже быстрее, чем планировали. Весной я собиралась кормить Машку между сценами, договорилась об этом с продюсерами, но в нашем бешеном режиме таскать ее на площадку невозможно. Я работала, няня гуляла с Машей по берегу моря. Кормила только во время обеда и ночью. От вечного недосыпа приезжаешь на площадку уставшей, но звучит команда режиссера Дмитрия Брусникина: «Мотор!», и все — и энергия, и глаз горит.

— Аня, не могу не спросить, каково еще раз стать мамой в 42 года?

— Это подарок, Божий дар. Я мечтала о третьем ребенке, но боялась решиться, все само собой случилось.

— Боязнь связана с профессией? Опасались вылететь из обоймы, сильно поправиться? Или элементарно не справиться с тремя детьми?

— Я не тот человек, который опасается лишних килограммов и как-то не так выглядеть, мне на это наплевать. Боялась в принципе. Сыновья родились друг за другом, с интервалом в два года. У меня было ощущение, будто я все время рожала, кормила, рожала, кормила. И хотя дома никогда не сидела, а снималась, даже когда они оба были совсем маленькими, все равно много лет во всем этом варилась.

— Пока вы снимаетесь на юге, в Москве — и весной, и теперь — остаются старшие дети. Как переносите разлуку с ними?

— На моего мужа можно положиться, по этому поводу я совершенно не волнуюсь, детям с папой хорошо. Догадываюсь, что в мое отсутствие сыновья с папой сильно расслабятся… (Смеется.) Ощущаю себя диспетчером на атомной станции: мне необходимо круглые сутки держать руку на пульсе семьи. Без сыновей сильно скучаю. Летом, в каникулы, они ко мне прилетали, теперь так не получится. Начался учебный год, мальчики перешли в новую школу, и это огромный стресс, даже не знаю, для кого больше — для детей или для родителей. Все новое! Учителя, ученики, их родители, кружки, секции! И мне надо успеть разобраться во всем этом.

— Кстати, как им мамина новая роль? Смотрели «Ищейку»?

— Этот сериал дети обожают, им полюбилась моя Александра Кушнир. Наверное, потому что она справедливая, какая-то неожиданная, сладкое любит пожрать и вообще прикольная. Детей не обмануть, да и взрослых тоже: «Ищейка» всем нравится, значит, трудимся не зря.

— Если попросить вас продолжить о себе фразу: «Аня Банщикова — это…»

— Ой… Сложный вопрос. Я и без работы не могу и мать я сумасшедшая. Такая тревожная, беспокойная… Если случается перерыв в работе, становлюсь невыносимой и выплескиваю на домашних свою бешеную энергию, я — жуткий контролер, вникаю в каждое их движение, а это, конечно, напрягает. И тогда сыновья и муж хором спрашивают: «А когда, наконец, мама, ты пойдешь на работу?»

С мужем

— А роль жены на каком у вас месте?

— На самом последнем. Как жена, я вообще ничего не делаю: не пеку пироги, не стираю, не глажу рубашки, завтраками не кормлю.

В плане комфорта со мной не очень. Но на это, мне кажется, мужчины идут сознательно, потому что главное другое. Муж меня уважает, со мной не соскучишься. Мне кажется, мужчин больше привлекает то, насколько с женщиной интересно.

30 марта мы с Севой отметили 10-ле­тие со дня свадьбы. Время так быстро пролетело… Пришли в ЗАГС вдвоем, расписались. Вскоре Миша родился… Отмечали скромно, поужинали с близкими друзьями. Костя Хабенский был, мы дружим еще со студенчества, его первая жена Настя была жива… Еще одного друга, который тоже с нами праздновал, больше нет. Быстро время пролетело…

— Свадьбу пышно не отметили, потому что в принципе против?

— Ненавижу всю эту пошлость: лимузины, пупсы. И вообще свадьбы не люблю. (Смеется.) У меня и первая свадьба была такая — рок-н-ролльная (первый муж Анны — музыкант Максим Леонидов. — Прим. «ТН»).

— История любви с Севой вышла стремительной или долго приглядывались друг к другу?

— Все развивалось очень быстро. Мы с Аленой Бабенко пошли на премьеру одного фильма, а потом на афтепати в ресторан. Там я случайно и увидела Севу, он прилетел на несколько дней из Америки. Я услышала, как он красиво говорил на языке Шекспира. Случайно разговорились, он ни одного нашего актера не знал и то, что я актриса, — тоже. Хотя потом выяснилось, что в Америке показывали сериал «По имени Барон», я там такая молодая, симпатичная. Он, оказывается, тогда меня приметил. А встретив, не узнал — время прошло, видимо, была уже не так прекрасна. (Смеется.)

— И все завертелось, закрутилось, вскоре вы стали вместе жить. Вспоминая тот накал страстей, что скажете про любовь спустя десять лет?

— Любовь — такая штука… Она как хорошее кино с продолжением. Вторая часть не может настолько же увлекать, как первая. Чувства меняются, перерождаются. Так же и сами люди. В сорок мы не такие, как в двадцать. Другие интересы, другие приоритеты. Но мы с мужем сейчас ближе, чем когда-либо.

С сыновьями Михаилом и Александром и дочкой Марией

— Судя по тому, что вашему младшему ребенку нет еще и года, со страстью у вас все в порядке. Семейные психологи советуют женам со стажем не ходить по дому в затрапезном виде, краситься и активно за собой следить. Интересно, вы разделяете эту точку зрения?

— Нет, я в жизни вообще не крашусь, не трачу на это время. Когда идем в гости, муж говорит: «Пожалуйста, накрасься хоть чуть-чуть». — «Нет, я это сделаю только за деньги». (Смеется.) И иду в джинсах, майке, кроссовках. Меня можно номинировать на звание самой антигламурной артистки. Не люблю выходы на красные дорожки, совсем не умею позировать, мне это кажется неловким. Питерское воспитание давит.

— Как же стимулировать, интриговать мужа, чтобы по сторонам головой не крутил?

— Это такая фигня! Можно силиконовую грудь пятого размера хоть на лоб прикрепить и… томиться от одиночества. Я знаю, что он любит меня любую — самую уставшую и зачуханную. Когда была юной, наряжалась, ходила на каблуках даже на пляж. А как молодым самовыражаться?

— Неужели в буквальном смысле выходили на пляж на каблуках?


— Ой, да! Везде и всюду! Такая секси! Сейчас даже вспоминать страшно: неужели это была я?! (Смеется.) Всему свое время.

— Как вам свойственно воспринимать неудачи? Например, развод — это поражение?

— Бывает, что это удача. Я вообще позитивный человек, вижу знак плюс, а не минус, ни на кого никогда не обижаюсь, просто не умею это делать. Пока на кого-то ору, например, на нашу няню, уже хочу с ней помириться. (Смеется.) Она обижается, а я говорю: «Подожди, я же любя». Лучше правду в лоб говорить, чем шипеть за спиной.

— На домашних тоже голос повышаете?

— Мы с мужем часто орем друг на друга. (Смеется.) У нас вообще семья очень веселая. Но на детей не срываюсь, потому что они не виноваты в моей усталости, проблемах и прочих «радостях» взрослой жизни. Если чем-то недовольна, могу строже сказать, этого достаточно.

— Аня, вижу, что человек вы добрый. Слышала историю, как первому встречному отдали кровно заработанные 10 тысяч долларов на якобы больную маму.

— Человек сказал, что ситуация патовая, помочь некому, я решила, что ему деньги нужнее. Всем верю и постоянно попадаю на каких-то странных людей. В последнее время часто вспоминаю фразу кого-то из великих: «Чем больше узнаю людей, тем больше нравятся собаки».


— Кстати! Щенка, который с недавних пор поселился в вашем доме, вы подобрали на улице?

— А что делать? Собака чуть не под колеса машины бросилась. Как можно было не взять?

— Между вашими сыновьями меньше двух лет разницы. Они похожи?

— Вообще разные. Мишку от книг не оторвать, говорю: «Отдохни, не читай так много, зрение посадишь!» Не слушает, снова утыкается в книгу. Мне никто не верит, когда я такое рассказываю, но это правда. Он эрудированнее меня в сто раз, из музеев вообще не вылезает. И каждые выходные ведет туда всех нас. А я, честно говоря, не такой фанат — через час уже сдуваюсь, мы с Сашкой линяем, и с Мишей до упора ходит папа. Когда Маня подрастет, мы с ней по магазинам побежим. (Смеется.) С Сашей иная история: он без книг с музеями спокойно проживет. Сашке нравится совершенно другое. Летом сидел как приклеенный на съемочной площадке «Ищейки», даже снялся в эпизоде, получил свой первый гонорар.

Дети разные и в другом. Если с Саньком можно договориться всегда и обо всем, то Мишка упрямый. Я — не белая и пушистая, меня очень трудно переубедить, но я даже представить себе не могла, что ребенок способен быть упертее, чем я!

— Аня, как-то вы от моды отбились! Назвали детей не витиевато — Александр, Мария, Михаил. В тренде — имена посложнее.

— Нет, мы люди простые. Зачем нам все это?

— Из какой вы сами семьи?

— Меня растили две Полины — мама, Полина Михайловна, и бабушка, Полина Борисовна. Родители развелись, когда я еще маленькой была. У отца другая семья. Мне ничего не запрещалось, не навязывалось, меня не ругали и не наказывали. Но я особо ничего такого и не творила. Точнее, творила что хотела, но ничего опасного. Мама меня очень любила и все. Мы с ней дружили всегда. Она спокойно относилась к моей учебе, на отлично учиться не заставляла.

Но, правда, билась со мной по математике. Мама по профессии инженер-конструктор и в математике соображает. Пока Полина Михайловна пыталась объяснить Ане уравнения, та думала о парнях. (Со смехом.) Когда мама поняла, что все без толку, просто решала задачки за меня.

— «В артистки» вы пошли с чьей подачи? Или сами не мыслили себя без этого?

— Бабушка настояла. Полина Борисовна Банщикова была примой в Ленинградском театре музыкальной комедии. И хорошо, что она настояла, а то и не знаю, что бы я делала. Я была стеснительной, зажатой. И в 17 лет, когда окончила школу, не понимала, чего хочу на самом деле.

— Но учиться хотя бы нравилось?

— Конечно, в театральном институте учиться веселее, чем в техническом вузе. Помню, как поступала. Люди приехали в наш ЛГИТМиК из дальних уголков страны, они были заряжены на покорение мира. Не то что мы, питерские. Конечно, стеснительные ленинградские девочки и раскованные девушки из Хабаровска — разнозаряженные частицы, куда нам с ними тягаться. Но мастер курса, Дмитрий Хананович Астрахан, повторял, что мы самые клевые, все разные. И говорил, что научить актерской профессии невозможно. Талант либо есть, либо нет.

Мы получили дипломы в середине 1990-х, время было тяжелое, многие наши мальчики ушли из профессии зарабатывать деньги. Я ездила из Питера в Москву на съемки, возвращалась, играла в театре. Жила в квартирах своих подруг.

Алена Бабенко, Регина Мянник, Дина Корзун, спасибо вам! Мы прекрасно проводили время. Я сейчас думаю: как это, имея семьи, приютить кого-то у себя в квартире? По молодости все было возможно. Вообще, было круто, мы были абсолютно свободными. И бесстрашными: и без денег, и море по колено — все по фигу.

А потом уехала в Москву насовсем, потому что я человек деятельный: мне надо куда-то двигаться все время, не могу, если ничего не происходит.

— Выходит, Аня, вы, как многие, знакомы с безденежьем?

— Все думали, что я богатая, даже когда мы с мамой жили от зарплаты до зарплаты. И до сих пор все думают: у нее-то все круто, и муж олигарх! Я просто к деньгам очень легко отношусь, и Севка мой такой же. Мы путешествуем много, любим вкусно поесть. И живем каждый день как последний.

Ценно другое. Мама ругает меня за то, что я храню, с ее точки зрения, разный хлам. Всякие разные рисунки, записочки детей складываю в специальные папки. Это не сентиментальность, а страх, что время быстро проходит и ничего не остается. В той суете, что мы живем, такое важно. Вот у меня ничего не осталось из моего детства. Ни игрушки, ни рисунка, ни стихотворений, которые я писала.

Почему я так не люблю куда-то вечерами выходить, тусоваться на разных премьерах? Потому что хочется побыть с детьми. Скоро мы им будем не нужны. Зачем тратиться на бессмысленное псевдообщение?

— У вас обширная фильмография, довольны тем, как сложилась актерская судьба?

— Мне повезло с партнерами: я снималась и с Банионисом, и с Машковым, и с Мироновым… И роли разные. От директора овощебазы до жены маршала Жукова. Но я человек неудовлетворенный, рефлексирующий, сомневающийся. Интересной работы всегда мало, хочется еще и еще.


— В характерных ролях актрисы часто появляются на экране некрасивыми. Вас это расстраивает?

— Боже упаси! Я отношусь к себе с юмором и воспринимаю себя в любом виде. Не собираюсь колоть «уколы молодости». Надеюсь, никто не увидит Банщикову изменившейся до неузнаваемости. «Не трогайте мои морщины, они слишком тяжело дались!» — говорила великая Анна Маньяни. У меня была бурная молодость, я ровным счетом ничего в этой жизни не упустила. И могу позволить себе быть в 42 года такой, какая есть.
АННА БАНЩИКОВА

Родилась: 24 января 1975 года в Ленинграде

Образование: окончила ЛГИТМиК

Семья: муж — Всеволод Шаханов, адвокат; сыновья — Михаил (10 лет), Александр (8 лет); дочь — Мария (7 месяцев)

Карьера: снялась более чем в 80 фильмах и сериалах, среди которых: «Охота на пиранью», «Сонька — Золотая ручка», «Жуков», «Жажда», «Крылья» и др.
Алла ЗАНИМОНЕЦ, ТЕЛЕНЕДЕЛЯ

Фото Любы ШЕМЕТОВОЙ

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?