«Анастасия» балетная и киношная. Размышления после премьеры

Известнейший белорусский драматург Анатолий Делендик впервые в жизни сочинил либретто для балета.


- Владимир Петрович Рылатко предложил написать либретто, но предупредил, чтобы не было похоже на фильм «Анастасия Слуцкая», - признался он на пресс-конференции.

Свидетельствую: получилось нечто совсем другое, хотя сценарий фильма написал тот же Делендик. 

- Все началось с фильма «Анастасия Слуцкая», - рассказывает Анатолий Андреевич. - Когда Володя Янковский захотел его снимать, меня вызвали в министерство и спросили: «Согласен написать сценарий?» А я в ответ: «Кто такая Анастасия Слуцкая? Софиина внучка?» А они мне: «Внучка или нет, иди в библиотеку и посмотри».

Посмотрел я все, что есть. Встретил Раису Боровикову, и она мне говорит: «Не берись за эту тему! Ни пьеса, ни сценарий из нее не получится». А я подумал, что надо включить воображение и дописать то, чего нет в летописи. 
В балете же ничего дописывать не надо. Не надо заботиться об исторической правде. Не надо вкладывать в уста героев слова, которых они не произносили. Любая история, рассказанная языком музыки и танца, немедленно превращается в миф, а миф обретает реальность. 

Именно это и случилось с балетной «Анастасией». Тем более, что у создателей хватило вкуса не принижать этот миф бытовыми и этнографическими подробностями.

«Музыка - это то немногое, что Бог оставил нам от некогда бывшего на земле рая», - сказал композитор Милий Балакирев. 
Музыка Вячеслава Кузнецова к балету «Анастасия» - лучшее подтверждение этих слов. Она струится, как река: то спокойная и лучезарная, то бурная, то подсвеченная грозовым предзакатным светом. Это уже третий балет композитора в Большом театре Беларуси. Первым был «Макбет», затем «Витовт», а всего композитор сочинил восемь балетов и четыре оперы.  


Опыт, соединившись с талантом, рождает шедевры. В белорусской музыке совсем немного отыщется произведений, в которых ничего не убавишь и не прибавишь, и каждая нота находится на своем незыблемом месте. Такую музыку нужно хорошо исполнять, потому что, даже ее не зная, слышишь каждый огрех. И это пробный камень - в хорошей музыке всегда есть смысл и порядок. 

То же самое касается и балетной стороны дела. 

- На мой взгляд, спектакль только-только начинает где-то, какими-то фрагментами проклевываться в том виде, в каком мне хотелось бы его видеть, - говорит балетмейстер-постановщик Юрий Троян. 

Очевидно, что спектакль будет расти. В нем есть потенциал для роста, который присутствует в каждом настоящем произведении искусства. Даже в живописи, хотя, казалось бы, художник нанес краски на холст, поставил свою подпись, и дальше никакого движения и развития быть не может. Есть, есть развитие и жизнь! В этом тайна, почему современники не признавали Ван Гога или Писарро, но, поселившись в музеях, их полотна постепенно раскрывались для зрителей. 

«Хрупкая лилия на стальном стержне», - сказала о своей героине Ирина Еромкина. 

Хорошо, что стержень не загубил лилию. Бутафорский меч в руке Анастасии был бы такой же нелепостью и почти что кощунством, как пресловутые тридцать два фуэте. Сила внутри и вера тоже внутри. Лики с фресок Спасо-Ефросиниевского монастыря, бережно воссозданные художником-постановщиком Александром Костюченко, среднестатистический зритель в зале даже и не увидит. Но они здесь, они взирают, они совесть. Они никуда не деваются, будь на сцене хан Ахмед со своим неистовым воинством или страстная, злая Заира… 


Ах, как прекрасен этот балетный Восток, явно вдохновленный «Половецкими плясками», как наслаждаются сами танцовщики этим роскошно костюмированным буйством, этими полетными прыжками!

Кто-то сетовал, что нарисованный художником Слуцк смотрится по-детски наивно.

Но в том и суть, что «Анастасия» - даже не легенда, а сказка, толкующая о сокровенных тайнах бытия. О том, как вызревает душа, и о том, что сила не в оружии. А в чем? Хочется стереотипно ответить: «в любви», но авторы не дают такого простого ответа.

- Когда работали над фильмом, не давался мне финал. Я не знал, что делать! - рассказывает Анатолий Делендик. - И потом я пришел к мысли, что Анастасия должна убить хана. Съемочная группа против: «Что ты такое вздумал?» Володя Янковский как раз ехал в Москву и говорит: «Я покажу финал дяде и Александру Абдулову». Вернулся, обнял меня, и я понял, что два народных артиста СССР одобрили мой сценарий. И когда финал шел в кино, всегда в конце, когда Анастасия убивала хана, раздавались аплодисменты зрителей.  

Балетная Анастасия не убивает хана, но публика все равно аплодирует. 


- Захватывающее зрелище с первой до последней минуты, - пишет зрительница Полина. 

- Интересно было иногда смотреть на дирижера, у него столько эмоций было!!! Костюмы, декорации, музыка... Думала, что будет исторический балет, а тут все: история, любовь, сила Женщины. Браво!!!!! - восхищается Наталья.

- Балет - супер! Впервые плакала на балете! - вторит ей Людмила.

Зрители явно хотели слез, эмоций, искусства. И они это получили, даже если ждали чего-то другого.

Теперь посмотрим, будут ли музыку Кузнецова крутить в эфире радиостанций. Если будут, она очень скоро станет узнаваемой. А там и новая опера подоспеет… но это уже другая история.

Фото https://vk.com/bolshoibelarus
Авторы: Сергей Лукашов, Михаил Нестеров

juliaandr@gmail.com 
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
4.43
Загрузка...