Ампутация репутации

Еще раз о "деле БелТА": любой несанкционированный доступ к чужой информации наносит ущерб пострадавшим

За две недели, прошедшие с момента известия о возбуждении уголовного дела о несанкционированном доступе к платной информации на новостной ленте информагентства БелТА, свое отношение к происходящему высказали, наверное, все, кто этого хотел. Вернее, почти все: следователи не спешат предавать огласке свою работу. Попавшие под подозрение журналисты меньше оправдывались, больше обвиняли. Досталось и Следственному комитету, обнародовавшему фамилии задержанных, и госСМИ, освещающим расследование. Один из интернет–ресурсов даже выдал на–гора рассказ о «государственных» журналистах, посмевших высказать в соцсетях негативное мнение по поводу нелегального доступа к новостям БелТА. При этом никто из фигурантов дела не отрицал сам факт такого доступа. Но оправдание пиратству нашлось: дескать, никто не покушался бы на закрытую информацию, будь у журналистов негосударственных СМИ равные условия работы с «государственниками». Да и вообще, не так уж важна новостная лента БелТА, чтобы уголовное дело заводить и людей для допросов задерживать. Но не все так просто, как кое–кому хочется преподнести.

По поводу «мелочности» претензий БелТА. Да, агентство не подвергалось хакерской атаке, как это случилось в мае 2018–го с сайтом российского издательского дома «Коммерсантъ». И его портал не пострадал от взлома, как официальный Twitter–аккаунт агентства Associated Press в 2013 году, когда преступники (подозреваемые, кстати, задержаны) опубликовали твит, в котором сообщалось о взрыве бомбы в Белом доме и о ранении президента Барака Обамы. Зато вполне можно провести параллели между действиями «чрезмерно экономных» сотрудников белорусских ресурсов с действиями тайваньского производителя микроэлектроники. В прошлом году окружная прокуратура города Тайчжун вынесла обвинительное заключение по действиям компании UMC и трех ее сотрудников. По версии прокуратуры, они нарушили законы об авторском праве и профессиональной тайне. Бывшие сотрудники Micron, имея доступ к важной информации прежнего нанимателя, скопировали ее и передали представителю нового работодателя. Когда прокуратура пришла с обыском в центр разработок UMC на Тайване, этот представитель дал подельникам команду уничтожить следы на цифровых носителях. Немаловажный факт: оба перебежчика утверждали, что прихватили данные Micron для личных исследований. Эта ситуация вам ничего не напоминает?..

А вот еще один случай. В прошлом году интернет–магазин модной продукции Showpo подал в суд на одну из своих бывших сотрудниц и компанию–ритейлера, обвинив тех в нанесении репутационного ущерба и потере продаж. По версии заявителя, женщина украла базу данных клиентов и передала ее новому работодателю. Тоже, скажете, мелочь?.. Помнится, основатель TUT.BY Юрий Зиссер в день, когда в офисе его компании проходил обыск, поспешил заявить, что если несанкционированный доступ к чужой информационной ленте действительно имел место, «то это какая–то личная инициатива сотрудников». Позвольте, инициатива–то личная, но ущерб, каким бы он ни был, причинен другой организации. Отвечать же — когда дело дойдет до суда — придется конкретным журналистам.

Переход корреспондентов и редакторов из одного СМИ в другое — процесс обыденный. К сожалению, порой вместе с бывшим сотрудником уходит и часть конфиденциальной информации бывшего нанимателя. Со сменой места работы пользование уже чужой собственностью (равно как и ее передача третьим лицам) законным ну никак не назовешь. Отвечать же за незаконное использование того, что тебе не принадлежит, вряд ли кому–то хочется. Да и «дело БелТА» чем–то из ряда вон выходящим назвать трудно. Почему? Российский аналитический центр InfoWatch недавно представил результаты исследования более 70 инцидентов в области безопасности корпоративной информации, связанных с деструктивными действиями увольняющихся или увольняемых сотрудников. Были проанализированы случаи утечек конфиденциальной информации в российских и зарубежных компаниях в 2017 году. Так вот, согласно результатам анализа, в большинстве случаев (54%) нарушения были сопряжены с передачей сведений третьим лицам, в том числе конкурентам, а также с распространением украденных у работодателя конфиденциальных данных (разглашением неопределенному кругу лиц).

— Информационные активы компаний в цифровую эпоху обладают определенной ценностью даже в том случае, если эти активы формально не являются объектом учета, не взяты на баланс, их стоимость не выражена в деньгах, — подчеркивают в InfoWatch. — Вне зависимости от того, относятся ли информационные активы к определенному типу информации ограниченного доступа (видам охраняемых законом тайн, объектам интеллектуальных прав), их компрометация, то есть нарушение конфиденциальности такой информации, может привести как к финансовым, так и к репутационным потерям организации.

Нечестная конкуренция — это всегда плохо. А что фигуранты «дела БелТА»? Многие из них говорят не о ней, а об уголовном деле как об атаке на свободу слова в нашей стране. Кое–кто этому верит. Во всяком случае, по состоянию на понедельник общественные активисты в Facebook сообщили, что собрали более 5.500 долларов для оказания помощи журналистам. Взаимовыручка — дело, конечно, хорошее, вот только на что собирают средства? Может, все же есть смысл направить часть средств и на оформление платной подписки на новости БелТА? Чтобы в будущем спокойнее было... И еще. Интернет–петицию с требованием прекратить преследование журналистов по состоянию на вчерашний день поддержали... около 130 человек! Это говорит, пожалуй, лишь о том, что шумиха вокруг «дела БелТА» создана искусственно, причем в основном теми, кто, несмотря на факты, непременно желает сохранить репутацию неподкупных правдорубов.

Игорь КОВАЛЕНКО.


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...