Американка на Полесье

В августе 1934 года, когда подсохли дороги и стали возможны речные переправы, по дорогам от Перемышля, Львова и Ковеля, через Кобрин, Пинск, Пинковичи, Тупчицы, Кудричи, Здитово, Клецк, Несвиж и далее через Слоним на Вильно, по землям так называемых «восточных кресов», т.е. окраин тогдашней польской Речи Посполитой, проехал американский «Паккард»...

В августе 1934 года, когда подсохли дороги и стали возможны речные переправы, по дорогам от Перемышля, Львова и Ковеля, через Кобрин, Пинск, Пинковичи, Тупчицы, Кудричи, Здитово, Клецк, Несвиж и далее через Слоним на Вильно, по землям так называемых «восточных кресов», т.е. окраин тогдашней польской Речи Посполитой, проехал американский «Паккард». За рулем его сидел участник многих подобных экспедиций шофер Перси Р.Камерон, компанию ему составляла вооруженная фотоаппаратами Луиза Арнер Бойд, активный член Американского географического общества, приглашенная в Варшаву на международный конгресс географов. Там она высказала желание посмотреть «экзотику среди болот» вдоль границ с Советским Союзом. Во время путешествия американская гостья уже сознавала, где она двигается по этническим белорусским территориям, что видно из подписей под снимками.


Сначала итоги полесской экспедиции были описаны в большой, на 20 страниц, статье в журнале The Geographical Review («Географический обзор». 1936. Т. 27), а потом вошли в отдельную книгу Polish Countrysides («Окраины Польской страны». Нью–Йорк, 1937). Всего в ней помещено около 500 снимков. Из них мне удалось увидеть только 155, включенных в отдельное польское издание Kresy («Окраины»), которое было издано в Кракове в 1991 году и случайно куплено мною во время одной из командировок в Польшу.


Что же увидела американка на Полесье? Особенно очаровал путешественницу древний Пинск, а в нем — базар над берегом Пины, деревенские повозки, крестьяне вокруг них. Еще около десяти фотографий посвящено Припяти, рыбакам и челнам на ее берегах и водах. Широко представлены Кудричи, Пинковичи. Снимки Бойд не всегда отчетливы, объекты интересовали ее не столько как художественный, сколько как историко–этнографический документ эпохи.


Кто же такая эта американка, «заблудившаяся» на Полесье?


Луиза Арнер Бойд родилась в 1887 году в Сен–Рафаэле (Калифорния) в состоятельной семье владельца нескольких шахт.


Однако уже в юные годы жизнь будущей исследовательницы усложнилась. Сначала трагически погибли оба ее старших брата, потом умерли родители. Девушка осталась в Мепл Лаун совершенно одна. Но неожиданно для всех начала умело руководить инвестиционной компанией, которой принадлежали отцовские шахты. В оранжереях у дома выращивала редкие сорта камелий. Превратила свою усадьбу в центр интеллектуальной жизни Сан–Франциско. Стала известной как щедрая меценатка, член правления нескольких благотворительных и культурных организаций.


И все же в родном городе неусидчивая Луиза Бойд очень скучала. Ее манили далекие просторы. С 1922 года она стала много путешествовать по Европе. В 1924 году впервые побывала на Шпицбергене. Суровый Север пленил путешественницу, и Луиза еще семь раз, организовав за свои средства экспедиции, посетила его, чтобы поохотиться на медведей и тюленей, собрать образцы флоры, сфотографировать приполярные и полярные льды. В 1927 году, узнав о несчастье, постигшем знаменитого путешественника Руальда Амундсена, Бойд передала свое судно в распоряжение норвежского правительства и лично присоединилась к трудным поискам.


В начале 1930–х Луиза Бойд активно включилась в научную деятельность Американского географического общества. От его имени, но за свои деньги она организовала экспедицию в Гренландию, возглавила ее и потом описала в коллективном труде «Регион фиордов Восточной Гренландии». А с августа до конца октября 1934 года находилась, как уже говорилось, на территории Польши. До Пинска американку сопровождал варшавский географ Станислав Гожуховский, а дальше — виленская исследовательница белорусских местечек Анна Ревенская.


Как же сложился жизненный и научный путь Луизы Бойд после поездки по Полесью? Перед Второй мировой войной она организовала еще две экспедиции по Гренландии. Собранные там сведения вошли в третью книгу путешественницы — «Морские побережья северо–восточной Гренландии», изданную лишь в 1948 году. Во время войны с фашизмом Л.Бойд выполняла секретные правительственные задания по установлению радиосвязи в Арктике между союзниками и СССР, за что получила диплом с благодарностью. А в 1955 году, имея за плечами уже 67 лет, Луиза совершила весьма смелый поступок: стала первой женщиной в мире, которая на своем частном самолете DC–4 пролетела над Северным полюсом! В последние годы жизни она еще много путешествовала по Аляске, Ближнему и Дальнему Востоку. Несмотря на обилие работы и солидный возраст, она всегда оставалась привлекательной: на лацкане ее строгого костюма и в волосах красовались камелии, а во время экспедиций — букетики из северных цветков.


Скончалась Луиза Бойд 14 сентября 1972 года, за два дня до своего 85–летия. Перед смертью она завещала свой прах рассеять над Гренландией. Но это оказалось слишком дорого. Поэтому друзья исполнили ее волю надо льдами Арктики севернее Аляски.


Из 155 репродукций, сделанных Луизой Бойд на «кресах всходних» и опубликованных в книге «Окраины», две трети имеют отношение к территории нынешней Беларуси, а одна треть — Украины. Кое–что полесское может оказаться в двух англоязычных публикациях, датируемых 1936 и 1937 годами (к сожалению, они для меня пока недоступны). Но мы знаем, что по довоенной Польше путешественница наездила 6.300 миль (около 10 тысяч километров) и сделала приблизительно 2.500 фотографий, четвертая часть которых (то есть больше 600) относятся к северному и южному Полесью. Где же искать остальные?


 

И вот оказывается, что все свое научное наследие и частную движимость Луиза Бойд завещала Американскому географическому обществу и Историческому обществу Мэрин Каунти в Сен–Рафаэле. Там следует искать остальные полесские снимки, притом внушительное их количество — около 445 пока не известных нам изображений западной части Белорусского и Украинского Полесья. Эти фотографии можно было бы издать отдельным альбомом, разместить их копии на стендах в Полесском музее или Полесском университете. А в поисках могли бы помочь, заплатив за копирование, общественные культурные объединения наших соотечественников, существующие в США, в том числе в Калифорнии. Кстати, подобным способом можно было бы получить, хотя бы в копиях, еще одну уникальную коллекцию — около тысячи полесских снимков, сделанных в межвоенное двадцатилетие студенческими экспедициями Варшавского университета под руководством профессора Юзефа Обрембского. В начале Второй мировой войны ученый вывез эти фотографии в США, в университет штата Массачусетс, где он довольно долго преподавал, и теперь они хранятся там без особой востребованности в так называемом «полесском архиве». Правда, часть из их них была опубликована в совместных польско–белорусских изданиях, подготовленных профессорами Анной Эльгенкинг и Ольгой Лобачевской. Однако это лишь капля в море.


Доступ — пусть даже в виртуальном виде — к собраниям полесских фотографий Луизы Бойд и студентов профессора Юзефа Обрембского был бы для белорусских этнографов знаковым событием. Появилась бы основа для новых сопоставлений и обобщений. Об этом мне не раз говорили на заседаниях комиссии «Вяртанне» при БФК, а я не раз писал в разных изданиях. Но воз и ныне там. Надеюсь, хоть теперь, когда развертывает свою деятельность соответствующая межведомственная комиссия при Совете Министров, он тронется с места.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости