Аллея Бонч-Бруевича

В тени выстроившихся вдоль дорожки деревьев даже в самый жаркий день прохладно

Вековые липы, закрывающие ветвями небо березы — в тени выстроившихся вдоль дорожки деревьев даже в самый жаркий день прохладно. Возможно, именно здесь, на окраине нынешнего села Прусино Костюковичского района, когда-то прогуливался бывший хозяин поместья  Дмитрий Бонч-Бруевич. Деревня, где стояло имение потомка польских шляхтичей, тогда называлась иначе — Кулигаевка. На карте ее давно нет, однако местные жители эту небольшую возвышенность до сих пор называют по-старому. И могут даже кое-что рассказать об отце двух пламенных революционеров — Владимира и Михаила. 

Дмитрий Бонч-Бруевич
Дмитрий Бонч-Бруевич. Фото из архива Костюковичского краеведческого музея

— В девятнадцатом веке Дмитрий Афанасьевич инициировал в Прусино, которое сегодня слилось с его родной деревней, строительство церкви Казанской Божией Матери, — вспоминает историю края настоятель храма отец Георгий. — В советские годы здесь был склад, потом — клуб. Однако двадцать с лишним лет назад церковь вновь вернули верующим.

Удивительно, но люди сумели сохранить часть реликвий. И одна из главных — образ Богоматери, который храму преподнес владелец имения. Внизу иконы можно разобрать дарственную надпись и дату — 1908 год. «Еще одна наша ценность — шитая золотом Плащаница, также переданная верующим коллежским асессором Дмитрием Бонч-Бруевичем. Мы достаем ее только раз в году — на Пасху», — поделился настоятель. 

Если биографии сыновей Бонч-Бруевича-старшего в советское время в общих чертах знал почти каждый школьник, то о нем самом и сегодня известно немного. Даже в вездесущей Википедии отмечена лишь дата рождения — 1840 год. А вместо даты ухода — расплывчатое «умер после 1904-го». Этот пробел может восполнить Костюковичский краеведческий музей, в фондах которого хранятся уникальные экспонаты — письма внуков владельца поместья.

По этой аллее мог прогуливаться хозяин поместья
По этой аллее мог прогуливаться хозяин поместья

— Переписку с ними в шестидесятые годы вели ученики районной школы № 2, которая тогда базировалась в Кулигаевке, — в подтверждение директор музея Светлана Тымонюк достала несколько исписанных страниц. Размашистый малоразборчивый почерк — это ответы Елены, дочери коммуниста-ленинца Владимира Бонч-Бруевича. Каллиграфически выведенные буквы с завитками, которые в диковинку даже старшему поколению, — послания ее двоюродного брата Александра. Он-то и рассказал юным краеведам, что не однажды бывал в могилевской глубинке в гостях у дедушки, помогал по хозяйству. Последний раз — «в год его смерти в конце зимы 1923-го». В дорогу тогда позвала необходимость выполнить наказ Дмитрия Афанасьевича — устроить в его доме сельскохозяйственную топографическую школу. 

Почему именно это направление? Все очень просто. Сам хозяин имения закончил межевой институт в Москве, там же учились его дети. Диплом землеустроителя получил и внук Александр. Эту профессию все считали важной — земля ведь при любом политическом строе требует особого внимания, ухода и четкого распределения. Благодаря почину Бонч-Бруевичей ее азы освоили десятки сельских ребят. Учили не только теорию: в специализированной школе были мастерские по ремонту геодезических инструментов. «В Москве в 1936—1938 годах я встречался с выпускником того топографического училища, он работал в одной со мной проектной организации и очень трогательно отзывался о полезной для окрестных селений школе», — написал Александр Михайлович. 

Позже в деревянном одноэтажном особняке с колоннами прописалась восьмилетка. К сожалению, до наших дней здание не сохранилось. Нет и старого кладбища, где Дмитрий Афанасьевич похоронен рядом со своим братом Андреем, которого, как инвалида, досматривал всю жизнь. Чугунные плиты с их могил исчезли еще до войны, и местные жители могут показать разве что примерное место, где владелец имения нашел свое упокоение. 

Одна из улиц в Костюковичах сегодня носит имя Бонч-Бруевича. Понятно, что названа она в честь наиболее известного из революционеров — Владимира. Однако людская память пусть и обрывочно, но все же сохранила некие воспоминания об его отце, обедневшем дворянине: как тот выручал сельчан копейкой, в церковные праздники дарил малышне пятаки. Известно, что Дмитрий Афанасьевич никогда не чурался крестьянской работы. А в свободную минуту любил выбраться к речке Крупне, которая по сей день радует глаз зарослями желтых лилий.

svet.markova@gmail.com
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...