Алиби стало стержневым элементом судебных разборок двух семей

После приговора суда вынесла свой «приговор»

После приговора суда вынесла свой «приговор»

В 14 часов 9 сентября 2004 года судья суда Солигорского района и города Солигорска В. Лапина, выступавшая в качестве председательствующего при рассмотрении уголовного дела, возбужденного в отношении Дмитрия Царика и Вячеслава Печко, огласила приговор. Ранее уже судимые 25-летние парни, оказавшиеся в очередной раз на скамье обвиняемых, были откровенно разочарованы и изумлены. Похоже, они никак не ожидали такого приговора. Хотя до этого более девяти месяцев провели под стражей, но не без оснований надеялись на более оптимистические для себя результаты судебного разбирательства.

Еще больше, похоже, была уязвлена мать Дмитрия Галина Михайловна. Когда она, покидая суд после оглашения приговора, спускалась по лестнице вслед за своей соседкой по дому Лидией Тишковец, то вынесла свой «приговор». Нанесла Лидии Николаевне, проходившей в качестве потерпевшей по уголовному делу и ставшей обличителем Дмитрия, удар в голову, от которого дважды потерпевшая упала на свою невестку, шедшую по лестнице впереди.

Пришлось суду привлекать к ответственности и Галину Царик. Правда, не к уголовной, а к административной.

В свое время взаимоотношения между двумя соседками и их семьями, жившими на девятом этаже дома по улице Козлова, 40 в Солигорске и имевшими общий коридор, складывались неплохо. В детстве Лидия Тишковец с лихвой хлебнула лиха. Отец не вернулся с фронта, мать была прикована к постели. Две ее маленькие дочери и за ней досматривали, и ходили по деревням просить милостыню, чтобы самим выжить и мать накормить. С тех пор Лидия Тишковец хорошо знает и цену человеческой доброте, и каждому рублю. Так сложилось, что жила она одна, без мужа, в своей квартире. Правда, рядом, в том же доме и подъезде, на восьмом этаже проживала с семьей дочь Светлана. А неподалеку и сын со своей семьей. Так что было Лидии Николаевне, переквалифицировавшейся в последнее время в индивидуального предпринимателя и продававшей на местном рынке одежду, для кого стараться и собирать деньги.

Лидия Николаевна при необходимости соседям и ключи от своей квартиры отдавала – доверяла. Добрососедские отношения дали резкий крен, когда в конце 1997 года из квартиры Л. Тишковец пропала немалая сумма в валюте – 2201 доллар США. Подозрение Лидии Николаевны в совершении этого преступления пало на соседа Диму. Было возбуждено уголовное дело, но до суда оно не дошло. Почему – тема отдельного разговора.

Отношения между соседями одного подъезда обострились, разборки участились. Дошло до того, что Светлана Кондрашенкова – дочь Лидии Николаевны — решением суда была признана виновной в том, что в межквартирном коридоре неприлично обозвала Г. Царик и поддерживавшую ее Г. Альферович. За что суд подверг Светлану административному штрафу в размере двух базовых величин. Она в свою очередь написала заявление в Солигорский ГРОВД с просьбой защитить ее семью от соседок

Г. Царик и Л. Масаковской. Последняя якобы умышленно унижала ее достоинство и честь. Однако суд установил, что в заявлении и объяснении Кондрашенковой не содержится просьбы о привлечении Масаковской к административной ответственности, и на этом основании прекратил административное производство. Наконец, отец Дмитрия Царика Анатолий Данилович написал заявление участковому инспектору, в котором просил принять меры к «разнуздавшейся» соседке Л. Тишковец…

В такой вот нервозной, взвинченной атмосфере проходило предварительное и судебное разбирательство по уголовному делу Д. Царика и В. Печко. За самосуд Галина Царик ответила в виде административного наказания. А вот за вынесенный приговор пришлось отвечать судье В. Лапиной. И тоже с издержками. Кассационная коллегия по уголовным делам Минского областного суда под председательством

Г. Клещенка приговор отменила, а дело направила на новое рассмотрение в тот же суд. По причине неполноты судебного следствия.

Что установлено при новом

разбирательстве

Закончив в этот день работу на своей торговой точке, что была на рынке «Старовокзальный», Лидия Тишковец после бани, прихватив с собой выручку в сумме 420 тысяч рублей, пошла домой.

Не стала подниматься в свою квартиру на девятом этаже, а зашла на минутку к дочке на восьмой. Затем Лидия Николаевна пошла в свою квартиру. Открыла дверь межквартирного коридора. Двери соседней квартиры № 70 были закрыты. Она открыла один замок своей двери, сняла с централизованной системы охраны свою квартиру, хотела открыть второй замок.

В это время из квартиры № 70 выскочили трое мужчин. На голове у них были черные чулки или перчатки. Злоумышленники набросились на немолодую женщину. Ударили с обеих сторон по голове в область виска. Лидия Николаевна потеряла сознание.

Очнулась уже в коридоре своей квартиры. Один из мужчин сказал, чтобы ее перевернули на живот. Тишковец по голосу узнала, что говорил эти слова ее сосед Дмитрий Царик. Один из его соучастников перевернул жертву на живот. Лидии Николаевне связали руки и ноги скотчем. Им же заклеили глаза. Били по голове, душили. На какое-то время хозяйка квартиры снова потеряла сознание.

Когда очнулась, то увидела, что лежит на кровати. В это время раздался звонок в квартиру. Злоумышленники всполошились. В ходе мини-совещания один из них назвал другого по имени Дима.

Когда в дверь звонить перестали, Тишковец сбросили на пол, стали, угрожая ножом, допытываться, где деньги.

— Денег нет, — ответила беспомощная хозяйка.

— А выручка где? – поинтересовался парень с голосом Дмитрия Царика. Он же достал деньги из кармана куртки.

Забрав 420 тысяч рублей и найденные ранее золотые изделия, злоумышленники устремились из квартиры. При этом, убегая, что-то сняли с себя и бросили…

Обеспокоенная тем, что мать не открыла ей дверь, Светлана через некоторое время с ребенком опять пошла к ней. На лестничной площадке увидела троих убегающих парней. В одном из них узнала Д. Царика, соседа матери. Выглянула в окно подъезда и увидела, что трое парней вышли и разошлись в разные стороны. Их видел и ее малолетний сын Денис.

Еще более обеспокоенная, Светлана вернулась к себе в квартиру за подмогой в лице мужа. Вместе с ним побежали в квартиру матери. Толкнули дверь в коридор, и она открылась. Дверь в квартиру также не была заперта. На полу валялись вещи. Лидия Николаевна, склеенная скотчем, находилась в спальне. Во рту у нее был кляп. Оказав ей помощь, супруги Кондрашенковы сообщили о случившемся в милицию. Та по горячим следам предприняла оперативно-следственные действия по установлению злоумышленников.

Не стал Царик

королем ситуации

Став жертвой очередного преступления, Лидия Николаевна не только не верила местной милиции (на то имелись свои причины), но и боялась, что, выйдя в очередной раз сухим из воды, Д. Царик поквитается с ней и ее родными, а потому в какой-то момент осторожничала, не торопилась его изобличать. Как считает сама женщина, ей сильно повезло, что в день совершения преступления в Солигорске находился сотрудник УВД Минского облисполкома С. Масловский.

Он выехал на место происшествия, в квартиру Л. Тишковец. Ему потерпевшая и сказала, что из трех нападавших по голосу узнала своего соседа Д. Царика. Соседняя семидесятая квартира, в которой Дмитрий проживал с родителями, оказалась открытой, но дома никого не было. Масловский позвонил хозяевам, находившимся на даче, и попросил их приехать домой. Осмотрев квартиру, Галина Михайловна, мать Дмитрия, не заявила о пропаже вещей, в том числе долларов, золотых изделий. Фотоаппарат и золотые изделия лежали на видном месте. Их лично видел

С. Масловский. Тем не менее позже отец Валерия заявит о пропаже из квартиры всего этого добра…

Естественно, еще 23 августа возник вопрос: а где сам Дмитрий? Его родители заверили, что он находится в Осиповичах.

С. Масловский позвонил в Осиповичи (телефон сказали родители Дмитрия), но услышал в ответ: «Вы ошиблись номером». Масловский вместе с солигорскими оперативниками выехал в Осиповичи, чтобы встретиться с тем, кто ответил ему по телефону.

Д. Царик, как и утверждали его родители, находился в Осиповичах у своей сожительницы И. Рачковой.

Несмотря на то, что дюжина свидетелей так или иначе подтверждали алиби Дмитрия, суд счел их показания противоречивыми и не согласующимися между собой, данными с целью защиты обвиняемого.

Царику на сей раз не довелось стать королем судебного следствия. Оценив собранные по делу доказательства, суд пришел к выводу о доказанности совершения Д. Цариком и В. Печко (третий злоумышленник так и не был установлен) открытого похищения имущества, соединенного с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего, группой лиц с проникновением в жилище. И определил им те же сроки, что были названы в первом приговоре.

Такое в судебной практике случается очень редко: все, кто участвовал в судебных заседаниях, после объявления приговора воспользовались своим правом на кассационный протест или кассационную жалобу — государственный обвинитель, обвиняемые, их адвокаты, потерпевшая.

Судебная коллегия по уголовным делам Минского областного суда под председательством

Н. Алехнович скрупулезно исследовала представленные доводы.

Судом тщательным образом проверены обстоятельства изъятия вещественных доказательств с места происшествия, забор у обвиняемых образцов крови. В результате он обоснованно признал заключение одорологической экспертизы относимым, допустимым и достоверным доказательством.

Суд также обоснованно указал, что наличие телефонного соединения 23 августа 2003 года в 15 часов 07 минут между квартирным номером свидетеля Н. Рачковой в городе Осиповичи и номером мобильного телефона ее внучки

И. Рачковой, находившейся в это время в Минске, не свидетельствует о том, что телефонный разговор состоялся между последней и Д. Цариком.

Время совершения преступления, помимо показаний потерпевшей и свидетелей, подтверждается сообщением Солигорского отдела охраны. Согласно ему квартира Л. Тишковец снята с охраны в 16 часов 38 минут.

Показания свидетеля С. Масловского подтверждаются сообщением СП «Мобильная цифровая связь», согласно которому он звонил со своего сотового телефона по месту предполагаемого местонахождения Д. Царика в 20 часов 13 минут (а не несколькими часами раньше, как уверял обвиняемый в суде). Из сообщения департамента «Белавтодор» следует, что расстояние по автомобильным дорогам общего пользования от Осиповичей до Солигорска составляет 118 километров. В связи с чем суд обоснованно пришел к выводу о том, что у обвиняемого Царика после совершения преступления имелась возможность вернуться в Осиповичи ко времени звонка С. Масловского, то есть к 20 часам 13 минутам.

Вывод суда о виновности обвиняемых Д. Царика и В. Печко, заключила коллегия по уголовным делам, объективен, соответствует фактическим обстоятельствам дела, основан на проверенных в судебном заседании доказательствах, анализ и оценка которых даны в приговоре. Она изменила его только в части порядка взыскания госпошлины (этого и добивался государственный обвинитель), в остальной части оставила без изменения, а все кассационные жалобы – без удовлетворения.

Если алиби не настоящее, а искусственно созданное для того, чтобы избежать уголовной ответственности, то рано или поздно это становится очевидным.

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.02
Загрузка...