Минск
+18 oC
USD: 2.04
EUR: 2.28

Алена Дубицкая: не скажу, какую штангу поднимаю — ребята комплексовать начнут

Рекорд Беларуси в толкании ядра у женщин — 21,05, и он остается неизменным уже 14 лет. Его обладательница — Надежда Остапчук, привозила медали с четырех чемпионатов мира, но три из них в последствии были аннулированы. Да и результаты в секторе нынче уже не те. За 20 метров, как Остапчук в лучшие годы, в нынешнем сезоне толкала лишь китаянка Гун Лицзяо. Остальные — больше чем на полметра ближе, и потому Алене Дубицкой после финала чемпионата мира в Катаре было вдвойне обиднее. 

Победила Гун, но даже она не дотолкнула до «двадцатки». Бронзу получила немка Кристина Швайниц с результатом 19,17. Для Дубицкой — давно привычные цифры. Но дальше 18,86 ядро не полетело. Столько же — у обладательницы бронзовой медали Олимпиады в Рио и серебра минувшего чемпионата мира Аниты Мартон из Венгрии. В итоге Мартон оказалась на строчку выше — пятой. Но так еще обиднее. Медаль была всего в 30 сантиметрах, но в этой близости можно найти и положительные моменты. Времена, когда в секторе у девушек правили бал толкавшие за 21 метр барышни, вроде Надежды Остапчук или Валери Адамс, прошли. Расклад нынче иной, и он заставляет совсем иначе рассматривать перспективы Алены Дубицкой.



 Конечно, я расстроилась. Вы ведь видели, на каком расстоянии лежала медаль. Очень близко, и в очередной раз она от меня ускользнула. Но сдаваться я точно не собираюсь. Теперь сделаю все возможное, чтобы следующий год был годом восторга. 

— Есть ощущение, что ты утвердилась на уровне, который позволяет уже не мечтать, а бороться за медали?

 Да, сейчас я чувствую себя как никогда уверенно. Есть ощущение усталости из-за длинного сезона, но я не считаю это причиной неудачи. Все в равных условиях, и я была способна бороться за медаль. Ехала в Катар не с какими-то мечтами, а с намерением показать то, на что способна и оказаться там, где хочу. Я могу заверить: если бы показала то, на что способна, у меня была бы медаль. 

— Чтобы всерьез претендовать на медали топ-турниров, нужно стабильно толкать за 19. Ты к этому готова?

— Конечно. 18,50, 18,80 — это для меня сейчас, считай, тренировочные попытки, которые я могу просто выйти и сделать. Поэтому еще больше обидно.

— На твой взгляд, чего не хватило, чтобы перетолкнуть 19 в Дохе?

 Волнения нет точно. Я все контролировала. По крайней мере, как мне казалось. Немного подвела техника. У меня есть некоторые проблемы со здоровьем, и это не позволило выполнить попытки именно так, как это нужно. Да и вообще из-за этого на протяжении двух месяцев я не столько думала о прибавке в результатах, сколько пыталась удержать то, что наработала. Хотя могла стабильно толкать за 19. Сейчас нужно будет все подправить, еще раз обдумать, наладить техническое исполнение, и все будет хорошо.

— Бытует мнение, что для толкательниц не так важна техника, как масса. В первую очередь, конечно, мышечная. Посмотреть на мировых лидеров — начинаешь в это верить: барышни отнюдь не хрупкие. А ты им явно уступаешь в этом аспекте.

— Для меня на первом месте стоит правильное техническое исполнение. Сила, конечно, тоже нужна, но в моем случае без правильной техники смысле в ней не будет. Нужно найти такой баланс, в котором и того и другого будет в достатке.

— Наш метатель молота Глеб Дударев на днях говорил, что американские метательницы наращивают массу, не переживая о том, как они выглядят, а белоруски пытаются в первую очередь оставаться красивыми девушками. Что скажешь?

— Лично я на протяжении уже достаточно долгого времени вообще не задумываюсь о том, влияет ли подготовка на мою фигуру. Поставила перед собой цель и иду к ней. Я, наверное, просто так сложена, что прибавить в массе мне сложнее, чем другим. Сейчас вот набрала вес и, честно, стараюсь его удержать. Потому что к дополнительным килограммам тоже нужно адаптироваться, научиться с ними работать. Сейчас, перед Олимпиадой, у меня также стоит цель достичь какого-то определенного веса, но важно понимать, что нельзя кушать пирожки и выиграть Олимпиаду. Я говорю о мышцах, которые наращиваются не так и просто. Если просто прирастает масса, теряется скорость и начинаются проблемы. Я через это проходила — знаю. Но в любом случае для меня сейчас не стоит выбор "внешность или результат", и в зеркало после каждой тренировки я точно не смотрюсь.

— Американка Чейси Или, как и ты, в секторе выглядит стройняшкой. За счет чего она берет?

— Мне сложно говорить за тех, кто толкает с поворота. Я в нем не очень хорошо разбираюсь. А среди тех, кто толкает скачком, лучше всех получается, естественно, у китаянки Гун. Технически она лучше всех все исполняет — мне очень нравится. 

— Сколько ты жмешь?

 Сейчас уже достаточно, но секрет раскрывать не буду. А то еще ребята начнут комплексовать. Скажу, что в работе со штангой я подняла свои показатели и вышла на серьезный уровень килограммов. Осталось подлечиться, восстановиться после тяжелого сезона. Зимой думаю выступить на чемпионате мира в помещении и брать курс на Олимпиаду. 

— Нет опасения, что на Олимпиаде медали будут лежать уже на метр дальше — где-то в районе 20?

 Так и будет, и именно к этому я иду. Меня определенно не устроят попытки «под 19». Даже сейчас, став шестой на чемпионате мира, я чувствую себя немного угнетенной, потому что в очередной раз не показала того, на что способна уже сегодня. 

— 20 метров — это цель?

— Как сказать… Сюда вот, в Доху, приехали девушки, которые в сезоне далеко толкали. Те, кто сильнее меня. Но, посмотрите, какие у них результаты. Такие турниры — это еще и своего рода лотерея. Спортивную удачу у нас никто не отменял. Вспомнить прошлую Олимпиаду — бронзовую медаль оказалось можно получить с попыткой на 19,87. Хотя, чтобы претендовать на золото, конечно, нужно будет толкать в район 20,30—20,50. 

— Рекорд Беларуси сейчас — 21,05…

— В нынешнем периоде времени эти цифры — нечто недосягаемое. Даже за 20 сейчас толкает одна Гун.

— В тяжелой атлетике недавно вновь изменили категории, чтобы обнулить рекорды. Быть может, и к ядру стоит граммов 100—200 добавить, чтобы начать с чистого листа?

— Быть может, это было бы не худшим из вариантов. Те рекорды, конечно, вызывают уважение и в истории останутся. Но, мне кажется, сейчас было бы гораздо интереснее бороться за высшие достижения и периодически их обновлять. Легкой атлетике не хватает этих эмоций, новых рекордов. Такого соперничества, чтобы аж дух захватывало. А то выходишь в сектор, а мировой рекорд — под 23 метра. Ну, понятно…

— Когда выступала Остапчук, у нее в Беларуси все равно была серьезная конкурентка — Наталья Михневич. Худо-бедно, но этот спор тоже способствовал росту результатов. У тебя сейчас есть такие спарринг-партнерши?

Сложно сказать, но девушки подрастают. Та же Лена Пасечник. Лена Абрамчук своего последнего слова еще точно не сказала, Вика Колб. Они тоже могут подобраться на этот уровень, Лена Абрамчук даже была здесь. Правда, сейчас сменила тренера, еще идет процесс адаптации. Мне же соперницы не хватает скорее на тренировках. Иногда хочется адреналина, проверить себя. Было бы здорово потренироваться с кем-нибудь в паре. 

— Ты готова к тому, что тебя теперь постоянно будут сравнивать с Остапчук?

— Напрямую нас сложно сравнивать. Надя Остапчук показывала результаты на ранг выше. В то время вообще было очень много спортсменок, которые толкали так далеко. Но сейчас времена другие, такого нет. Да и я, признаться, не хочу на кого-то смотреть и равняться. Я просто хочу показать то, на что, чувствую, готова. Еще несколько лет назад поставила себе цель, но постоянно что-то случается, и я вновь оказываюсь только рядом. Хотя, вижу, что стала увереннее и стабильнее. Изначально выхожу в сектор не просто поучаствовать, хотя раньше всякое бывало. Наверное, подружилась с собой, нет уже какого-то внутреннего «кипиша». У меня отличный тренер и круг людей, которые мне очень помогают. Признаюсь, были моменты, когда хотелось остановиться и все бросить. Только благодаря людям, которые меня окружают, я иду дальше. Пусть и маленькими шажками, но в правильном направлении.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Рейтер
Загрузка...