Минск
+16 oC
USD: 2.05
EUR: 2.28
Источник: Знамя юности
Знамя юности

Алексей Воробьев: в кино я плачу, как ребенок

Популярный певец рассказал «Знаменке» о том, какие фильмы смотрит по вечерам, как относится к критике и зачем на съемках клипа ему приходилось надевать парик и платье.

– Леша, привет! Рада тебя видеть. Ты такой редкий гость! Не только на телевидении, но и в России. Может, уже русский стал забывать? Как ни посмотришь Instagram, ты все время путешествуешь.

– Нет. Я очень хорошо помню родной язык!

– Давай поговорим о звездах и медицине. Хочу напомнить читателям непростую историю, что случилась пять лет назад, когда ты попал в аварию. Благодарен врачам, которые поставили тебя на ноги?

– Я очень благодарен всем врачам, это тяжелейшая профессия. Медики – святые люди. У меня есть много историй, связанных с докто-рами, – они спасали меня и помогали восстанавливаться. Но есть один момент, о котором я должен сказать: по моему опыту, врачи все‑таки чуть‑чуть перестраховщики. Они не могут сказать «встань и иди», потому что боятся: вдруг ты упадешь. Если ты сам чувствуешь, что готов вернуться к нормальной жизни, ты должен это сделать, каких бы усилий это ни стоило. Я как раз был ярким примером – мне говорили: «Нельзя», а потом с интересом смотрели, как у меня получается.

– То есть ты все‑таки не слушал никого, а слушал себя?

– Я не слушал никого. Делал все, что мог сделать. Понимал, что мне надо выкарабкиваться.

– Врачи не обнадеживали?

– Нет. Они же не имеют права сказать пациенту, что все будет хорошо. И я их понимаю. Когда у тебя полтела парализовано (после автомобильной аварии у Алексея был обширный правосторонний инсульт. – Прим. «ЗН»), они не могут обещать, что все будет супер. Более того, все в один голос говорили, что с таким поражением правой доли мозга мне никогда не вернуться на сцену. Но делали все для того, чтобы помочь. Хотя я абсолютно уверен, что только сам человек решает, что с ним будет, как он дальше будет жить. Встанет на ноги или нет.

– У тебя с травмами, конечно, все «хорошо». На ледовом шоу в паре с Татьяной Навкой ты, по‑моему, катался с загипсованной рукой.

– В руку до сих пор вставлен железный штифт.

– Но она у тебя прекрасно работает. Ты и на гитаре играешь без проблем…

– Да, это зависит только от вложенных усилий и тренировок. Тем не менее рука до сих пор побаливает.

– Раз уж мы о медиках говорим… У тебя среди друзей есть врачи?

– У меня есть очень хороший друг – доктор Наталья Зубарева. Замечательный врач, я с ней советуюсь.

– Леша, а как ты относишься к критике?

– Не люблю, когда это исходит от людей, которые не являются профессионалами в том, о чем судят.

– Ну а если она конструктивная?

– Я очень сильный самокритик. И перфекционист. Сам себя казню за малейшие недочеты. Но если я за что‑то берусь, то сначала становлюсь в этом абсолютным профессионалом. Поэтому не люблю, когда меня критикуют. Люблю, когда хвалят.

– Леша, а как ты относишься к кино? Глупый, конечно, вопрос для тебя. Но как зритель ты любишь смотреть фильмы?

– Обожаю! Я, если прихожу в кинотеатр, то в каждом фильме стараюсь найти что‑то хорошее. И всегда досматриваю до конца! Даже если фильм мне не нравится, ищу, что в нем сделано хорошо. Нравится лента – я анализирую, как она сделана. А поскольку я очень много снимаю как режиссер, вижу все источники света, вижу работу оператора, монтажера, их находки и ошибки… А когда картина классная, драматичная или трогательная – плачу, как ребенок. Я не из тех, которые «я же мужик, я не должен плакать!». Я всегда плачу в кино. Фильмы и музыка созданы, чтобы вызывать чувства. Поэтому если я испытываю эмоции, значит, я даю им волю.

– А что ты предпочтешь: мелодраму или комедию?

– Комедию конечно. Но и экшн-фильмы тоже очень люблю.

– Ты успеваешь в кино ходить?

– Да, например, на Каннском фестивале посмотрел много конкурсных фильмов. Даже «Однажды в... Голливуде» Тарантино – за два месяца до премьеры!

– Моя новая режиссерская работа Never Be Friends, пожалуй, лучшее видео, которое я снял. На этот раз поместил своих героев в 1950-е годы 

– Поделись, кого в Каннах там видел из знаменитостей. С кем фотографировался?

– Встреч было очень много. А вот фотографируюсь со знаменитостями редко.

– Но пообщался с кем‑то?

– Познакомился с Селеной Гомес. Пообщался на мастер-классе с молодым гениальным режиссером Ксавье Доланом, он на год младше меня, а уже дважды побеждал в Каннах. Это очень интересно – видеть такого молодого парня, который настолько тонко чувствует жизнь!

– У тебя ведь тоже есть награды – за режиссуру фильма «Папа». Ты, по‑моему, и сценарий писал, и музыку, и монтировал сам?

– Да, абсолютно все и во всех своих работах делаю сам. Я очень люблю этот момент волшебства, когда идея, родившаяся в твоей голове, материализуется и ты можешь поделиться ею со зрителями. После инсульта мне говорили, что я никогда больше не смогу петь, и профессии сценариста и режиссера я освоил, пытаясь найди себе место по другую сторону камеры. Чтобы вернуться на сцену, потребовалось больше года. Я заново, с нуля, учился петь и делать все то, что умел делать раньше. Но в результате умею гораздо больше – не только петь, писать музыку и сниматься, но и снимать сам!

– У тебя есть приз за лучшую мужскую роль. Вот что чувствует артист, когда получает такой приз?

– Когда тебе вручают награду за лучшую мужскую роль, достаточно сказать: «Спасибо маме, папе, и всей команде, за то, что вы помогли мне это создавать»… Когда тебе дают приз как режиссеру, мысли совсем другие. Ты показал часть своего сознания на огромном экране, и люди поняли и оценили! Ты выходишь на сцену и благодаришь их как команду единомышленников, которые вместе с тобой увидели эту историю и разделили часть тебя.

– Для тебя «режиссерская» награда более весома, чем «актерская»?

– Она важнее, потому что там настоящий ты, вот прямо самый настоящий! Актерство – это лишь часть тебя, на которую дальше много чего накручено, ведь ты действуешь от имени своего персонажа.

– Леша, пора поговорить про клипы. Расскажи про твою новинку. Знаю, буквально вчера состоялась премьера этого видео.

– Моя новая режиссерская работа Never Be Friends, пожалуй, лучшее видео, которое я снял. На этот раз я поместил своих героев в 1950-е годы. Музыка звучит, как будто была написано в 1950‑е, вся картинка, автомобили, костюмы, прически – все из этого времени!

– Мне кажется, ты там очень комфортно себя чувствуешь.

– Я очень люблю это время, оно замечательное.

– Премьера клипа – мировая. Она вышла одновременно у нас и на Западе?

– Да, и в Штатах, и в Европе, и у нас. Естественно, в России будет русская версия песни, будет называться «Ненавижу тебя». Для тех, кто еще не видел: история очень веселая. Я предлагаю девушке встречаться, а она отвечает: «Давай лучше будем друзьями!» «Мы никогда не будем друзьями!» – говорю ей. По-английски песня так и называется. И я срываю все ее свидания (о чем она, естественно, не догадывается!). Одного ее ухажера связываю и запираю в туалете, второго вырубаю лопатой. Это уморительно смешная сцена, потому что в тот момент, когда я собираюсь вырубить мужика лопатой, мне нужно прокрасться мимо самой героини, и я не нахожу ничего лучше, как надеть для конспирации парик и платье со стоящего у магазина манекена.


– Долго это монтировали? Процесс был длинный?

– Монтирую я очень быстро. Как правило – в самолете. Современные технологии, которые я очень люблю, позволяют быть максимально мобильным. Мы сейчас разговариваем, а сразу после этого сяду в самолет, у меня с собой ноутбук, и я знаю, что сегодня буду монтировать уже другой клип.

– Все сам. Тебе не хочется какого‑то стороннего взгляда? Не боишься заштамповаться?

– Нет, потому что стараюсь не повторяться. И когда я снимаю, в каждой работе проявляются какие‑то чисто «воробьевские» моменты, которые и создают мой собственный язык. Это мой режиссерский почерк. Это все равно что смотреть тарантиновское кино и говорить: «Что‑то ты, Квентин, заштамповался!» 

– То есть ты это называешь «стиль от Алексея Воробьева»?

– Знаю, что люди по всему миру просто обожают смотреть мои комедийные клипы. Я тоже очень люблю смешить народ. Поэтому делаю то, что мне нравится, и это передается другим.

– Леша, я очень была рада тебя видеть. Мне всегда с тобой интересно. Тебе осталось сказать пару слов на прощание нашим читателям.

– Друзья, я искренне всех вас люблю. Творите каждый день, радуйтесь жизни и никогда не теряйте чувства юмора!
Алексей ВОРОБЬЕВ

Родился: 19 января 1988 года в Туле

Семья: отец Владимир Викторович – начальник охраны на предприятии, мать Надежда Николаевна – домохозяйка. Есть старший брат Сергей и младшая сестра Галина

Образование: Государственное музыкальное училище эстрадно-джазового искусства имени Гнесиных, продолжил обучение в Школе-студии МХАТ и актерской школе Иваны Чаббак в Лос-Анджелесе

Карьера: победитель Дельфийских игр (2005), обладатель MTV Russia Music Awards, победитель проекта «Лед и Пламень» на «Первом канале» (2010), обладатель приза «Звуковая дорожка» в номинации «Музыка в кино» за саундтреки к фильмам и «Золотой граммофон» за песню «Сумасшедшая» (2016). Дважды лауреат кинофестиваля «Улыбнись, Россия» за лучшую мужскую роль в картинах «Самоубийцы», и «Сокровища О. К.» и за лучшую музыку к фильму
Елена СЕВЕР, «ТН-Волгоград» (специально для «ЗН»), фото пресс-службы «Русской Медиагруппы», Тани ВОЛОБУЕВОЙ, Игоря МАЛАХОВА, Elkhan Shahbazzade и из личного архива Алексея Воробьева.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...