Алексей МИХАЛЬЧЕНКО (ОНТ): «По большому счету, в столице я - гастарбайтер»

ПОЛИТИЧЕСКИЙ обозреватель ОНТ, автор и ведущий известной программы «Как есть. Итоги» Алексей МИХАЛЬЧЕНКО — в гостях у «ТелеРадиоНедели» «СГ».

Алексей МИХАЛЬЧЕНКО

— Алексей, у вас, как у любого журналиста, есть не только поклонники среди зрителей, но и те, кто критикует проект «Как есть. Итоги». Как реагируете? Не болезненно?

— Болезненно, как и любой человек. Все любят, когда их хвалят… Но критики ведь бывают разные. Есть те, которые стараются быть объективными. Они критикуют по существу. И действительно делают тебя лучше. Им я признателен и благодарен. Но, бывает, особенно в период политических кампаний, что идет просто, извините, брань… Можно пройти мимо таких людей и не заметить. Они не стоят внимания. Но, с другой стороны, когда вижу, что мои политические оппоненты не находят никаких слов, кроме брани, понимаю, что у меня все, слава Богу, в порядке, а у них, извините, проблемы. Как говорят: ты злишься, значит, ты не прав.

— Алексей, кроме работы, у людей всегда есть и увлечения? А у вас они какие?

— Я — алкоминималист. Коллекционирую маленькие бутылочки с алкоголем, объемом до 50 миллилитров. В результате в месяц трачу на спиртное больше, чем любой алкозависимый человек. При этом, можно сказать, не употребляю крепких напитков. Могу выпить рюмку водки или бокал виски, вина исключительно ради вкуса. Но ни в коем случае не ради эффекта опьянения.

Не скажу, что всегда был трезвенником. Но в какой-то момент, уже много лет назад, понял, что ничего нового алкоголь мне не «сообщит». И просто потерял интерес к нему. И сейчас, увидев мою коллекцию, знакомые в шоке: «Как можно на все это смотреть и не попробовать?» Отвечаю: «Алкоголь — это такой джинн, который выполняет твои желания только пока остается в бутылке».

— Коллекция собралась большая?

— Полторы тысячи бутылочек. Из более ста стран.

Мое хобби обогащает меня интеллектуально. Я узнаю что-то новое о напитках и традициях разных стран. В моменты созерцания коллекции мне приходят идеи, которые даже можно использовать для развития белорусского туризма.

— Интересно, а вы курите?

— Нет. Курил более двадцати лет, а потом бросил. Пять лет назад. Однажды понял: сколько можно платить табачным компаниям? Хватит. И на утро уже не курил.

А так, по сути, два десятка лет был в рабстве. Ежедневно, как проклятый, ходил за сигаретами в магазин, ларек. Уходило две пачки в день.

— Если нет вредных привычек, значит, занимаетесь спортом?

— Пробегаю три километра в день. Но после того как бросил курить, как раз поехал в длительную командировку в Японию. И оттуда привез десять килограммов лишнего веса. Долго не мог от них избавиться. Сейчас мне помог пост.

— Алексей, вы поститесь?

— Да. Придерживался строгого поста. Сбросил двенадцать килограммов веса. Но употреблял растительные масло и пищу каждый день. И не ел после восемнадцати часов.

— Вы — верующий?

— Не сомневаюсь, что Бог однозначно есть. Это для меня факт.

— Если вам интересен спорт, значит, и игры чемпионата мира по хоккею будете смотреть?

— Купил билеты в «Минск-Арену». Тесть — страстный болельщик. Подарил и ему на день рождения билет на турнир.

На чемпионате буду на матче Беларусь — Россия. Но хотел посмотреть другую игру. Потому что не люблю, когда россияне с белорусами сражаются. У меня тогда нет образа противника (смеется).

— Насколько знаю, вы — любитель книг. Почитываете ли белорусских авторов? И помогает ли это увлечение в работе на ТВ?

— Произведения Владимира Короткевича — моя настольная книга. С огромным удовольствием его перечитываю. В первую очередь потому, что хочу когда-нибудь более свободно начать говорить по-белорусски. Сейчас стесняюсь общаться на «трасянке», хотя слышу, что некоторые на ней говорят. И надо это всячески поощрять. Пускай так, но лишь бы на родном языке! Но с экрана должна звучать только чистая «мова»!

Почему читаю именно Короткевича? Считаю, что журналистам, особенно телевизионным, надо все-таки больше читать беллетристики. Она учит просто и понятно излагать мысли. И Короткевич в этом отношении великолепен. Для меня он — автор номер один.

— Как вы считаете, журналисты пользуются уважением в обществе?

— Ко мне иногда подходят люди, жмут руку, благодарят. Но каждому мил не будешь. Тем более что я в «Как есть. Итоги» иногда высказываю достаточно спорную точку зрения. И пусть люди не соглашаются со мной. Ради Бога. Но главное, чтобы они начали думать о том, на чем акцентирую их внимание.

Например, я был сторонником того, чтобы тотально конфисковывать автомобили у пьяных водителей. Многие, конечно, со мной не согласны. И я понимаю, что вряд ли заслужу их уважение. Но моя задача не в этом, а в том, чтобы заставить людей дискутировать по какой-либо проблеме.

— Алексей, у всех на слуху ситуация в Украине. Чем там все может закончиться?

— Не хочу вставать в строй тех политических обозревателей, которые сейчас делают какие-то прогнозы. Где они были, когда в Украине все началось? Ни один из них не предсказал, что там будет. Поэтому имеют ли они право высказываться сейчас? Нет. И наш Президент сказал, и я с ним полностью согласен в данном вопросе, что никто не знает, чем все закончится в Украине.

— А как бы вы сами освещали события, если бы работали журналистом в Киеве?

— Старался бы освещать их так, как они происходят, потому что достаточно выдумок и со стороны Украины, и России. И в данном вопросе белорусские СМИ — одни из самых объективных. Кто-то пытается делать спекуляции на этом конфликте. Вслух говорят, что желают мира Украине, но подталкивают к конфликту. Поэтому я крайне осторожен в своих высказываниях. Не хочу никоим образом подтолкнуть к братоубийственной войне. Для меня это личное. Я же наполовину принадлежу Украине. Моя мама родом оттуда…

— Расскажите, пожалуйста, подробнее о семье.

— Мама — из-под Харькова, из деревни. Отец — из Полоцка. У нас была классическая советская семья. Отец работал инженером по технике безопасности на Полоцком мясокомбинате. Мать — там же в бухгалтерии.

Я у родителей был третьим ребенком. У меня есть старшие сестра и брат. Отец, к сожалению, погиб, когда мне было семь лет. И мама нас поднимала на ноги одна. И все мы, Слава Богу, более-менее в этой жизни нашли себя.

Жена у меня бухгалтер. Двадцать лет отработала на Полоцком хлебозаводе. Сейчас уволилась, потому что переехала со мною в Минск. А сын выбрал медицину. Учится в университете.

— А как вы пришли в журналистику?

— Хоть мама одна нас растила, но мы много выписывали газет и журналов. И где-то в пятом-шестом классе я участвовал в конкурсе газеты «Піянер Беларусі». Еще я написал письмо тете Вале, ведущей телепередачи «В гостях у сказки». И она сказала на Центральном телевидении, что Алексей Михальченко из Полоцка дал правильный ответ. Для меня это, конечно, в тот момент было событие.

Я пытался даже какие-то детские рассказы писать. Потом уже в армии выпускал стенгазету. Служба стала моим продолжением учебы в вузе. Когда поступил на строительный факультет Полоцкого университета, очень быстро понял, что это не мое. Поэтому армия гостеприимно распахнула свои объятия.

После службы сменил много профессий. Даже охранял ювелирный магазин от грабителей, потом мясокомбинат от его работников. Затем перешел на Полоцкий стеклозавод. На этом предприятии городское телевидение арендовало помещение. Туда я перешел по объявлению. Телекомпании нужны были корреспонденты. И на следующий день уже брал первое интервью. По-моему, оно не пошло в эфир. А второе помню очень хорошо. Беседовал с военным комиссаром Полоцка. Я очень волновался, у меня тряслись руки. Но потом увидел, что у полковника, у которого вся грудь в наградах, дрожит подбородок гораздо сильнее, чем моя рука. И сразу перестал волноваться…

— Вы же и в газете работали.

— Умудрялся одновременно трудиться на трех телеканалах — местном, Белтелерадиокомпании и ОНТ и в трех-четырех газетах. Бывало, в один день меня показывали сразу на двух республиканских телеканалах. Но всегда относился к своему появлению на экране как к профессии. Никогда не считал себя телезвездой.

— Но все-таки у вас были какие-то амбиции, если вы переехали в Минск?

— Когда у академика Сахарова спросили, в чем смысл жизни, он ответил: «В экспансии». Я с ним полностью согласен. Каждый божий день ты должен добиваться чего-то большего. Задним числом понимаю, что мой переезд в Минск тоже был частью экспансии. Ведь я не бросил Полоцк, который все равно остается и всегда будет моей родиной. В столице я просто работаю. По большому счету, я здесь — гастарбайтер.

— Работая репортером, вы много ездили по Беларуси. Чем впечатлили деревни?

— Во-первых, с огромным уважением отношусь к трудолюбивым деревенским жителям. Хоть я и горожанин по рождению, но в детстве каждое лето меня обязательно вывозили в деревню. Это рядом с Полоцком. У меня отец был продвинутым человеком. Он построил дачу раньше, чем до развития садоводческих товариществ додумались в ЦК компартии. А еще отец выиграл «Запорожец» в лотерею, и когда ехали на дачу, в авто грузились пять-шесть детей, не считая взрослых. И мы прекрасно проводили время в деревне. Меня привлекали и к сельхозработам.

Еще считаю, что своим хорошим здоровьем, тьфу-тьфу, обязан именно этим поездкам. Потому что все лето я ел исключительно деревенские творог, сметану, пил молоко.

А деревня какая была удивительная! Старообрядческая. За всю послевоенную историю единственным криминальным происшествием в ней было то, что дед Панас стукнул в сердцах бабушку Улиту граблями…

А уже когда стал работать журналистом, меня просто поразила поездка в Столинский район. Я о ней до сих пор вспоминаю, очень часто рассказываю, особенно городским друзьям, какие там удивительные края. А трудолюбие жителей Столинского района и отношения между ними меня просто поразили. Я видел, как старший делает шепотом замечание молодым и те беспрекословно все выполняют. Для меня это было очень отрадно видеть…

— Были ли в последнее время в проекте «Как есть. Итоги» темы, которые касались сельских жителей?

— По большому счету, любая тема касается сельских жителей. Может, даже им более интересно смотреть телевизор, чем горожанам, которые перенасыщены информацией.

— Вы не только Беларусь объездили, но и снимали сюжеты для программы «Дыхание планеты».

— Немного попутешествовал. Моя первая командировка по заданию ОНТ была в Монголию. Больше всего запомнилась. Мы забрались далеко в пустыню Гоби. Пообщались с настоящими кочевниками. Удивительный у них быт по нашим меркам. Живут укладом, который был, наверное, две тысячи лет назад. Но любят и успевают смотреть телевизор.

По отчетам специалистов ООН, в Монголии 70 процентов населения живет за чертой бедности. Но это если формально подходить. Люди живут в юртах, у них нет ни водопровода, ни канализации. Но я видел розовые лимузины возле юрт. У них может быть до 200 лошадей, и каждая стоит тысячу долларов. Да, они собирают кизяк и складывают в кучи, как топливо. Это особенность их жизни, но при этом они обладают достаточным капиталом…

— Какие новости больше интересны нашим зрителям: белорусские или мировые?

— Тут нужно подходить индивидуально. Что касается моего авторского проекта «Как есть», то в нем рассказываю то, что волнует. На прошлой неделе умер Габриэль Гарсия Маркес, меня уход выдающегося человека глубоко тронул. Этому я и посвятил программу.

Формат программы не подразумевает какой-то узкой направленности. Можно говорить абсолютно на любую тему. Но даже если это будет какой-то частный случай, то в нем обязательно зритель должен увидеть что-то большее, важное именно для него.

— Алексей, спасибо за интересную беседу! И успехов во всем!

Вопросы задавала «ТелеРадиоГид» «СГ»
Вера ГНИЛОЗУБ

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?