Минск
+6 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Александр Шаганов: я сказал Пугачевой — «Лучшие стихи вам напишет Илья Резник»

Свои первые строчки он написал в 14 лет. Сегодня Александр — популярный поэт-песенник, работающий с такими звездами, как Дима Билан, Алсу, «Иванушки International», «Любэ», и десятками других.


Коля-2 и Коля-1


— Вы входите в сотню членов жюри вокального шоу «Ну-ка, все вместе!» на канале Россия 1. Рядом с вами на съемках сидят маститые композиторы, певцы, музыканты… Работали с кем-нибудь из них, писали для кого-нибудь песни?

— Для ведущего шоу — Николая Баскова! Рождение песни для Коли-2 (Коля-1 для меня, конечно, Николай Расторгуев) опосредованно связано с рождением моей дочери. В 2002 году, когда мне было 37 лет, у нас с женой Катей родилась дочка Лиза. Вскоре после этого я случайно встретился с Игорем Крутым. Мы с ним не сотрудничали, но друг другу симпатизировали. Он сказал: «Поздравляю! Слышал, у тебя родилась дочь. И у меня скоро ожидается прибавление. Давай напишем песню о дочерях». Мне казалось, что если ты стал молодым отцом, это еще не повод приниматься за колыбельные. Да и не могу я писать на заказ на заданную тему. Но идея посотрудничать с Крутым была крутой, поэтому я отправил ему по факсу недавно написанное стихотворение «Русский вечер»:


Сегодня будет русский вечер,

Блины с икрой и водки штоф.

И песни те, что душу лечат,

Из жизни давней ямщиков…

Игорь сказал, что стихи ему нравятся, но лучше бы эту песню пела не группа «Белый орел», которую я имел в виду, а Коля Басков, с которым он много работал. Я Колю на тот момент ни разу не видел — впервые встретились у Крутого дома, за роялем. У меня возникло ощущение, что на дворе не 2002 год, а 1902-й, и передо мной ни много ни мало молодой Федор Шаляпин — так он величаво разговаривал и держался. Про себя я его назвал «Коля-2». Басков мне сразу заметил: «Прошу вас, поменяйте одну строку. Я сейчас спою, Игорь сыграет, и вы поймете — эти слова из моих уст зрителем не услышатся». Он спел, делая акцент на слова «блины с икрой и водки штоф» — в его исполнении они и впрямь звучали не очень органично. Я тоже ответил важно и велеречиво: «Николай, ваши сомнения небеспочвенны. Мои предложения таковы: убираем со стола все спиртное и оставляем только минералку без газа». И поменял строку на «Таких немного вечеров». Осенью того года Коля-2 пел «Русский вечер» на моем творческом концерте в Кремлевском дворце. Басков, конечно, изумительный и певец, и шоумен. Я на «Ну-ка, все вместе!» просто любуюсь работой Николая. Вообще вся команда этого проекта мне нравится.

С Николаем Расторгуевым

— А как произошла встреча с Колей-1, с Расторгуевым?

— Нас познакомил композитор Игорь Матвиенко, с которым мы к тому времени уже написали очень много песен. Когда он познакомил меня с Расторгуевым, я удивился: коренастый мужчина, не похожий ни на рок-музыканта, ни на певца. Не разглядел в нем потенциальную звезду. Я ездил с «Любэ» на первые гастроли в марте 1989 года: мне предложили читать свои стихи на концертах, это было финансово неплохим предприятием. И та поездка говорила, что мои сомнения небезосновательны: народ принимал «Любэ» весьма прохладно, а был день, когда вообще не пришел ни один человек! А еще мне казалось, что Расторгуеву многовато лет для начинающего лидера группы: ему было целых 32 года! Это сейчас я понимаю, что 32 года — это молодость, но мне в 1989-м году исполнилось 24…

Решение потребовало мужества


— Во сколько же лет вы начали покорять стихотворно-музыкальный олимп?!

— Лет в шестнадцать. А писать стихи начал в 14. Я увлекался футболом и на тренировке получил защемление мениска. Передвигался чуть ли не с палочкой, и о новых тренировках не могло быть и речи. Вот тогда я и начал писать свои первые, очень наив­ные строчки. Прочитал одно стихо­творение друзьям — сказал, что это текст новой песни «Машины времени». Другое выдал за песню группы «Воскресение», сказал, что услышал обе по Radio Moscow. Я был в восторге от нового незнакомого состояния: когда сочинял стихи, мир для меня преображался. Записался в пять библиотек и начал прогуливать уроки, сидя в читальном зале. У нас была компания, человек пятнадцать. Юные поэты, мы читали стихи друг другу. Я был не то чтобы закомплексованный, но тихий и очень воспитанный «хорошист», и сочинение стихов стало моим способом общения с миром. Когда мир начал проявлять ко мне интерес, когда пришел первый успех, я вообще ничего не понимал!

С Александрой Пахмутовой и Николаем Добронравовым

— Почему решили писать стихи именно для песен?

— Мне быстро стало ясно, что мои стихи не будут печатать: у парня из простой семьи с рабочей окраи­ны шансы были практически равны нулю. А мне же хотелось, чтобы люди их знали! В виде песен их узнали бы очень многие, и я стал искать выходы на певцов и музыкантов. Смущаясь, перебарывая себя, подходил к кому только мог после концертов, представляясь «творческой моло­дежью столицы», все относились ко мне с пониманием — но не более. Стихи не брали. Я прошел через депрессию, через осознание того, что никому не нужен, но это тоже было необходимо!

А когда мне исполнился 21 год, у группы «Черный кофе» вышла песня на мои стихи «Владимирская Русь». Я их написал в 17 лет. Помню, был январский вечер, я сдал первую сессию. Разменяв пятерку из стипендии в кафе «Лира», я потратил ее на два-три коктейля и возвращался домой пешком. Я шел по Ильинке, снег валил хлопьями, и строчки будто сверху пролились в мое сознание:

Деревянные церкви Руси,

Перекошены древние стены.

Подойди и о многом спроси,

В этих срубах есть сердце и вены…

С Игорем Матвиенко

Позже дал название в честь родины моего папы: мой род по отцовской линии из-под Суздаля. Продиктовал их спустя время по телефону Дмит­рию Варшавскому. Он сразу оценил, и эта песня открыла мне дорогу. Мы с Варшавским были одной возрастной и творческой категории, и услышали нашу работу в первую очередь наши сверстники, студенчество. Когда я после практики вернулся в свой Институт связи и сел за стол, он был исцарапан надписями «Черный кофе», «хеви-метал», «Владимирская Русь»! Помню, еще работая по распределению инженером в «Мостелефонстрое», я ходил на концерт «Черного кофе» в «Лужниках». Шел потом один вдоль Москвы-реки и думал, что надо все-таки уходить с нелюбимой работы и писать стихи для песен. Это краеугольный камень моей биографии: окончив технический институт и получив хорошее распределение, я поменял относительно теплое место на стезю поэта — непредсказуемую, без гарантированного оклада! Родители, к сожалению, уже умерли… Я отвечал не только за себя, но и за младшую сестру Ларису. Решение потребовало мужества, но я стал тем, кем хотел.

Поэт-песенник — нарасхват


— Насколько я понимаю, примерно тогда же вы познакомились с вашим будущим постоянным соавтором Игорем Матвиенко…

— Да. Мы встретились и категорически друг другу не понравились. Я ему показался слишком самоуверенным, а он мне — чересчур флегматичным: Игорь и правда человек задумчивый, погруженный в себя. Ситуация вышла комедийная. Я ему показал свои стихи, и он выбрал очень хорошие, говорит: «Давай напишу песню на эти». Отвечаю: «Нет, на них уже пишет другой композитор». — «Зачем ты мне их тогда показываешь?» — «Чтобы ты видел, в какой я хорошей творческой форме!» Знаете, когда я знакомлюсь с людьми, всегда стараюсь показать им лучшее, на что способен, чтобы они обратили на меня внимание… Вторая встреча с Игорем состоялась, чтобы уже начать плотно вместе работать. Он позвонил мне, чтобы одолжить денег на врача: у него заболела дочка. Со второго взгляда мы произвели друг на друга более приятное впечатление и вскоре уже сочиняли вместе.

Молодой поэт (второй справа) с «Иванушками International» и редактором прямого эфира «Радио-1» Анной Сальниковой, где выходила авторская программа Александра Шаганова «Воскресный чай» (1998)

— А что были за стихи, которые вы ему не отдали при знакомстве?

— «Осень-государыня, вам одной покаюсь. Светлыми дубравами я бреду, скитаюсь…» Песню спел Юра Кузнецов-Таежный, который несколько лет назад сыграл Михаила Круга в фильме «Легенды о Круге». Я с ним этими стихами расплатился за то, что он мне дал на своей (по тем временам очень хорошей) студии записать пластинку. Конечно, жалко, что не отдал эти стихи Матвиенко. Та песня не дошла до людей, а Игорь мог бы написать так, и Расторгуев спеть так, что она бы стала очень важной, людям бы помогала.

Позже у меня была похожая история с Аллой Пугачевой. Ей понравилась песня, которую пел Женечка Белоусов, — «Подари мне вечерок-вечерочек», я ее Алле показал в демо-варианте. Она сказала: «У меня «Рождественские встречи» под парами, все уже готово, и песни прекрасные! Но нет такой вот простой и милой. Давай я ее сейчас запишу». — «Алла Борисовна, я ее уже Жене Белоусову отдал». — «Женя хороший исполнитель, но ты не представляешь, как она зазвучит, когда ее спою». А Женька мне уже гонорар выдал, и я его прогулять успел. Тогда я сказал: «Алла Борисовна, мне надо с Матвиенко посоветоваться…» Ну перевел стрелки. Она ответила: «Саша, пройдет время, и ты пожалеешь». Что я могу сказать? Сейчас действительно жалею.

— Я сочинил много песен, но, наверное, лучше «Комбата» уже ничего не напишу

У нас в стране одна Алла


— То, что Пугачева отказала молодым авторам, дело житейское. Но иногда дело обстояло наоборот! Не страшно было отказывать самой Алле Борисовне?

— Было ужасно неудобно! Она ко мне так хорошо всегда относилась, я от нее столько добра видел, она группу «Любэ» в люди вывела. Ведь песня «Атас, веселей, рабочий класс!» впервые прозвучала на «Рождественских встречах». Вот как это получилось. Я к ней приехал совершенно по другому поводу: Матвиенко меня уговорил показать ей «Ночь перед Рождеством», которая совершенно не произвела на нее впечатления. И уже уходя, я попросил ее послушать другие наши песни, которые записал Коля Расторгуев. Говорю: «Алла Борисовна, по куплетику, чтобы не занимать много времени». Она послушала их целиком и сделала «конкретное», как тогда говорили, предложение — принять участие в «Рождественских встречах». Спросила, в чем эта группа «Любэ» выступает. «Солист, — отвечаю, — в пиджаке — у него хороший такой пиджак. Остальные тоже в чем-то». Пугачева сказала: «Солисту лучше петь в гимнастерке». Выйдя от нее, я позвонил Матвиенко из ближайшей телефонной будки, а через неделю увидел Колю в гимнастерке — и это был совсем другой человек! Казалось, он в гимнастерке родился. У них с Аллой по сей день очень хорошие отношения, каждую осень он к ней ездит в гости, выбрав на базаре самую роскошную дыню.

С Аллой Пугачевой

— А как вы сами познакомились с Пугачевой?

— У меня был товарищ, композитор Саня Рыбкин, он с ней был шапочно знаком и рассказал про меня. Так вот, он вдруг позвонил мне: «Алла сказала, чтобы приводили поэта». — «Какая Алла?» — «У нас в стране одна Алла — Алла Борисовна!» Мы поехали к ней на Тверскую, в знаменитую квартиру номер 13, втроем: мой друг, его директор и я. Прошли, сели, и тут директор достал из портфеля бутылочку коньяка. Я чуть не поперхнулся — ведь не к слесарю знакомому пришли! Сижу со смущенным видом, а Алла говорит тому парню: «Вы директор коллектива? Открывайте, это входит в ваши обязанности». Лежат сигареты — тогда в стране дефицит сигарет был, а тут не абы какие, а настоящие «Мальборо». Друг спрашивает: «Алла Борисовна, это курится?» В те времена «Мальборо» могли служить и украшением интерьера. Но Пугачева ответила: «Курите, ребята, я завтра в Америку улетаю». Я ей прочитал свои новые стихи «Яблочный спас». Она спрашивает: «А вы знаете, что такое яблочный спас?» — «Да», — отвечаю. А она: «Я хотела так назвать свою книгу воспоминаний…» Видимо, что-то очень глубокое и важное у нее было связано с этим летним днем. А потом она сделала мне предложение, от которого было невозможно отказаться. Но я отказался!! «Саша, — сказала Пугачева, — а вы не хотели бы для меня что-нибудь сочинить?» И я выдал: «Алла Борисовна, вам больше подойдут стихи Ильи Резника». Но мы обменялись на прощание телефонами. Через два месяца я подумал: ну что же я за идиот! Со мной, с деревенщиной, захотел поработать человек планетарного масштаба, а я… Набрался храбрости, позвонил: «Это Саша Шаганов, может, вы помните, мы приходили пару месяцев назад…» — «Конечно, помню! Куда вы все пропали? Давай заезжай». И так запросто я снова оказался у нее в гостях. Я всегда был очень деликатен, приезжал не просто так, а спрашивал, можно ли посоветоваться, не злоупотреблял расположением. Но мою песню она спела только одну — это «Кристиан» на музыку Виталия Окорокова.

Однажды Пугачева спасла мои отношения с женой Катей. У нас был не очень солнечный период в семейной жизни, чуть до расставания не дошло. И тут Пугачева пригласила меня на «Радио Алла» на интервью, причем позвала вместе с Катей! Мы сидели в студии, и Алла была настолько доброжелательна, несколько раз назвала меня гением! Сказала Катюше: «Вы понимаете, с каким замечательным человеком вы живете, с каким гением?!» Катя заулыбалась и не стала рассказывать, что учудил ее замечательный гений. Когда мы вышли из студии, жена смотрела на меня гораздо теплее, чем до интервью. Так что за то, что мы до сих пор вместе, спасибо Алле Борисовне. 

На вокальном шоу «Ну-ка, все вместе!» — с ведущим Николаем Басковым

Можно придумать одну песню — для миллионов


— Вы стояли у истоков не только группы «Любэ», но и «Иванушек International». Они выстрелили с вашей песней «Тучи»!

— Сначала у песни была совершенно другая аранжировка, другой мотив и другой исполнитель. Мотивчик я сам насвистел, он подходил другому исполнителю — это был Юрий Шатунов. Я хотел, чтобы «Тучи» пели не «Иванушки», а он: Рыжий и компания на тот момент еще не были популярны. Но Матвиенко настоял на них, и благодаря «Тучам» «Иванушек» все узнали. Он делал ставку на бойз-бэнд. Игорь тогда вернулся из Европы и заметил: «Там сплошные бойз-бэнды, надо и нам организовать. Ты как, участвуешь?» Отвечаю: «Я только что холодильник купил, могу продать и деньги вложить». — «Нет, холодильник не спасет. Тут побольше денег понадобится». Игорь героически все взял на себя, и создал группу, ставшую «чемпионистой».

Иногда я присутствовал при отборе — например, когда пришел Кирилл Андреев. Мы втроем по­ужинали, пообщались, потом Матвиенко, отвозя меня домой, спросил: «Ну как?» — «Да отлично». Не знаю, повлияло ли мое «отлично» на то, что Кирилла взяли… Игоря Сорина взяли, обратив внимание на странное воздействие, которое он оказывает на окружающих. Матвиенко сказал: «Все, кто видит этого парня, начинают улыбаться». Я это тоже ощутил на себе. Но вообще-то все затевалось под Рыжего. Сразу было понятно, что Андрюша Григорьев-Апполонов станет звездой, — и у него это получилось быстрее, чем мы думали. Когда Коля Расторгуев выступал на «Рождественских встречах», Матвиенко зачем-то надо было туда заехать, но он был вдвоем с Рыжим. Игорь рассказывал: «На меня пропуск есть, а на него нет. Думаю, ничего, если не добуду второй, он меня подождет. Идем, у меня, известного композитора, продюсера «Любэ», все спрашивают пропуск, а к этому каждый постовой кидается: «Андрюша, проходите! А можно с вами сфотографироваться? Дадите автограф?»

С женой Екатериной и дочерью Елизаветой

— Понятно, что все песни — ваши дети. Но есть самая любимая?

— Однажды мы с Матвиенко поехали в пансионат «Солнечное» и там, так сказать, творчески заряжались. Мы с ним тогда говорили о том, что можно придумать двести песен, но они будут так себе, а можно одну, зато это будет песня-чемпион — для миллионов людей. И какое счастье, что у нас с ним есть такая! Это «Комбат». Я ее посвятил своему крестному, старшему брату отца, прошедшему Великую Отечественную войну, выжившему в осажденном Ленинграде. Игорь очень долго не мог придумать подходящую мелодию, зато когда придумал — ух, какой она получилась. Я сочинил много песен, но, наверное, лучше нее уже ничего не напишу.
Александр Шаганов

Родился: 4 марта 1965 года в Москве

Образование: Московский электротехнический институт связи

Семья: жена — Екатерина, художник; дочь — Елизавета (16 лет)

Карьера: написал стихи для песен «Владимирская Русь» («Черный кофе»), «Комбат», «Конь», «Атас», «Не валяй дурака, Америка», «Ребята с нашего двора», «Там за туманами» («Любэ»), «Тучи», «Кукла», «Безнадега точка ру» («Иванушки International»), «Бедные голуби» (Евгений Куликов), «Не обижай, жених» (Сергей Чумаков), «Однажды» (Никита), «Малыш» (Данко), «Кристиан» (Алла Пугачева)
Елена ФОМИНА

Фото Любы ШЕМЕТОВОЙ и из личного архива Александра ШАГАНОВА
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...