Александр Пьянзин: «С креста я падал трижды»

МЕСТНОЙ публике Александра ПЬЯНЗИНА особо представлять не надо: более чем за четверть века в театре поклонников у именитого актера появилось хоть отбавляй! А очень скоро его имя станет известно и массовому телезрителю. Пьянзин снялся в новом детективном сериале «Темная сторона Луны» российского режиссера Александра Котта. Картина, говорит, зрителей не разочарует: сюжет кино закручен очень лихо!

Звезда Могилевского областного драмтеатра – о зигзагах судьбы, притяжении малой родины и умении рисковать

МЕСТНОЙ публике Александра ПЬЯНЗИНА особо представлять не надо: более чем за четверть века в театре поклонников у именитого актера появилось хоть отбавляй! А очень скоро его имя станет известно и массовому телезрителю. Пьянзин снялся в новом детективном сериале «Темная сторона Луны» российского режиссера Александра Котта. Картина, говорит, зрителей не разочарует: сюжет кино закручен очень лихо!

— А как вы, актер из глубинки, переквалифицировались в киноартиста, да еще в фильме такого известного режиссера?

— Весной прошлого года в нашем театре прошел кастинг. Меня сфотографировали, сняли на камеру отрывок из выступления. Как правило, на такие роли подбирают актеров ассистенты, но Александр Котт выбор делал лично. В картине я задействован в восьмой серии, всего же их шестнадцать. В моем сюжете следователь, которого играет известный российский актер Павел Деревянко, наделен способностью перемещаться во времени. И в итоге попадает во вторую половину семидесятых годов минувшего века, причем прямо на съемочную площадку, где снимается фильм по «Малой земле» Брежнева. Мне досталась роль человека, готовящего оружие для съемок. Согласно сценарию, из-за чьей-то халатности один из патронов оказывается не холостым, а боевым, и во время съемок погибает человек. Подозрение, конечно же, падает на оружейника, якобы перепутавшего патроны…

— Трудно приходилось? Ведь кино и театр, как говорят одесситы, — две большие разницы?

— В принципе, нет, потому что рядом были профессионалы, всегда готовые помочь. К тому же у Александра Котта все требования, как и сам график съемок, очень четкие. Хотя, конечно, с залом работать привычнее. Зрители здесь всегда рядом, их реакция чувствуется сразу же, в отличие от ускользающей камеры. Признаюсь, в первый день вся съемочная группа за мной следила: как там новичок справляется? Но у режиссера особых претензий не было.

— Объективности ради давайте уточним: Александр Пьянзин в кино не такой уж и новичок. Вы снимались в картине «Третий звонок» белорусского сценариста и режиссера Вячеслава Сикоры. Кого играли здесь?

— Самого себя. Это фильм о жизни актеров, в нем заняты не только артисты Могилевского облдрамтеатра, но и Юрий Назаров, Людмила Мальцева. Картина малобюджетная, гонораров за съемки не получали. А сам режиссер продал машину, чтобы продолжать работу.

Попадал на сценическую площадку и раньше: в конце семидесятых годов теперь уже прошлого века, во время съемок фильма «В трех измерениях» режиссера Юлии Солнцевой — жены Александра Довженко. Моего героя хотели записать в титрах как «пьяный парень». Потом посмотрели на фамилию и рассмеялись: оказывается, и так уже Пьянзин!

— Признайтесь: с детства мечтали о сцене?

— Если честно — нет. Хотя в театральный кружок в Челябинске — а я оттуда родом! — при заводском ДК ходил. Еще мать рассказывала: в детстве оставляла меня одного дома, и однажды соседка ей говорит: «У Сашки там какие-то дети». Заглянула — а я сижу один и разными голосами разговариваю. Тогда и подумали: артистом будет! Но если серьезно, то на театральное отделение в Челябинское музыкальное училище попал случайно. Просто прикалывался, и так, смеясь, прошел первый тур, второй. В итоге был зачислен в студенты. Родители — люди серьезные: отец — главный механик на заводе, мать — машинистка, хотели, чтобы я получил более солидную профессию. Кстати, к тому времени я уже был токарем-термистом, получал по 500—600 рублей в месяц. Сумасшедшие деньги! А пришлось идти на 30 рублей стипендии.

— Челябинск, как известно, не только «столица» российской металлургии, но и центр театрального искусства Южного Урала.

— Да, там более десятка театров — и государственных, и коммерческих, есть где развернуться. Я начинал в областном драмтеатре со сказок, потом пошли более значимые роли. Но затем был вынужден уехать: сын Кирилл часто болел воспалением легких, врачи порекомендовали ребенку морской климат. Сменил челябинскую прописку на Мариуполь, где тоже пришелся ко двору. А в Могилев меня переманил тогдашний главный режиссер облдрамтеатра Игорь Перепелкин. Он, кстати, всегда говорил, что актеру нельзя долго засиживаться на одном месте, надо как минимум раз в пять лет менять работу. А я вот задержался в Могилеве более чем на 25 лет. Правда, однажды чуть не уехал в Киев, но тут случилась перестройка и все планы «скорректировала».

— Только главных ролей в Могилевском театре у вас  более тридцати. А есть такие, которые оставили особенный отпечаток?

— Наверное, в первую очередь, это «Плаха» Чингиза Айтматова, где сыграл Иисуса. Конечно, такие роли меняют сознание. Помню, как долго «примерялся» к этому образу, входил в роль, погружался в философию жизни. В общем, весь был в «Плахе». Однажды мы пару ночей со священником из Киевской лавры отцом Игнатием вели разговор на эту тему. Тот утверждал, что играть сына Божьего — грех. Но я его как-то убедил в обратном. Вообще с этой постановкой связано много интересных, в том числе и мистических, историй. Только с креста падал трижды — а это высота в 4 метра — и ничего! Ни травм, ни переломов. Во время гастролей в Днепропетровске, наоборот, довольно забавная история произошла. В качестве афиши развесили по городу мои фотографии в роли Иисуса. На следующий день смотрим: нет ничего, почти все плакаты исчезли. Потом увидели, как на блошином рынке ими мужик торгует. Все как положено: картинка в рамочке, над моей головой нимб подрисован. По 25 рублей за штуку просил, между прочим!

— А на что зритель ходит сейчас? Так же отдает предпочтение сложным философским постановкам или…

— Сегодня люди сами признаются, что идут в театр, чтобы отдохнуть и посмеяться. Дескать, в жизни и так полно проблем. Хотя лично мне больше по душе более серьезное осмысление жизни, и я чувствую в себе потенциал для таких ролей, хотя в «активе» их и немало. С удовольствием сыграл бы в «Утиной охоте» Александра Вампилова. А до «Короля Лира» пока еще по возрасту не дошел.

— Детей сумели увлечь своей профессией?

— Дочка Маша закончила Киевскую академию искусств, она кинопродюсер. Сын Кирилл — лучший ди-джей Украины, в кулуарах его называют «Доктор дум». Музыку, к слову, он всегда любил. Когда был маленьким, я врубал ему «Битлов», и он сразу же успокаивался. Чуть подрос — засыпал под фуги Баха.

— Вы тоже немало удивили всех, открыв в себе талант певца. Я — о вашем дипломе лауреата VI Всероссийского фестиваля актерской песни имени Клавдии Шульженко, полученном в этом году.

— Да я и сам немало удивлен, что добрался до гала-концерта фестиваля! Ну голос — ладно, но ведь слуха-то у меня нет. Судьи позже сказали: в ноты попадал, но там, где ошибался, так убедительно врал, что никого не оставил равнодушным. А вообще, мы взяли сразу три приза: диплом лауреата привезла актриса нашего театра Александра Виниченко — вот кого Бог не обидел талантом, в том числе и певческим! А трек «Лети», который написала главный режиссер Могилевского драмтеатра Екатерина Аверкова, так понравился жюри, что они утвердили специальный приз и для автора.

— В актерские училища и институты конкурсы всегда зашкаливали. Даже подготовленным пробиться трудно, что уж тут говорить о сельских ребятах. Но если мечта не уходит, что делать, чтобы все-таки попасть в заветный вуз?

— Ни в коем случае не сдаваться. Знаю девушку, которая 5 (!) раз поступала в Белорусскую академию искусств, и ведь в итоге прошла! Еще один знакомый после неудачных попыток пробиться на театральное отделение в Минске поехал в Петербург, и был сразу же зачислен, причем на бюджет. Так что надо не бояться, а, если есть желание, идти к своей мечте. Но ни в коем случае не на заочное отделение, только на стационар.

— Говорят, что у славы есть и обратная сторона. Нередко даже самые успешные актеры признаются, что их профессия обрекает на одиночество…

— С этим не поспорю. Может, мы со временем все выплескиваем из своей души? Ведь что скрывать, после некоторых ролей часами надо приходить в себя. Да и «входить» в них не так-то просто: постоянно в себе сомневаешься. Но, как в свое время заметил Константин Райкин, если актер уверен, что все сыграл правильно, на этом он заканчивается. Чтобы сильно не затягивало в «воронку», стараюсь больше читать. Сейчас, например, опять вернулся к Сергею Довлатову. А вот компьютер, Интернет — не мое. Понял, что в этой «паутине» можно завязнуть окончательно, и отступил. Хотя собственную страничку все же завел.

Вопросы задавала Светлана МАРКОВА, «БН»

НА СНИМКАХ: моменты съемок фильма «Темная сторона Луны».

Фото автора и из архива Александра ПЬЯНЗИНА

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?