Минск
+9 oC
USD: 2.06
EUR: 2.26

Александр Маршал: «В «Песняры» меня не взяли, и я ушел в «Парк Горького»

Один из самых душевных «звездных часов» на «Славянском базаре» прошел в компании рок-музыканта, автора песен, популярного певца Александра МАРШАЛА. Гость фестиваля расположил к себе предельной откровенностью. Когда-то певец Александр Миньков (настоящая фамилия артиста) был курсантом Ставропольского высшего военно-авиационного училища и готовился стать летчиком-штурмовиком.


— Александр, что же заставило поменять штурвал самолета на бас-гитару?

— Музыка во мне побеждала всегда. Где бы ни был, всегда создавал какие-то группы, ансамбли. Впервые выступил на танцплощадке в маленьком городке, где жила моя бабушка. К ней приезжал на каникулы. Помню, как в первый раз заработал там 80 рублей и принес эти деньги бабушке. Пенсия у нее тогда была рублей 30. Так все и началось. А почему военное училище? У меня другого выбора не было по той простой причине, что мой отец — военный летчик. И я другую дорогу себе не представлял. Все одноклассники и друзья поступили в военное училище. И только на третьем курсе понял, что хочу заниматься музыкой. Написал один рапорт, затем второй, третий… Командир взвода тогда сказал: «На тебя, дурака, государство потратило два года с лишним!» Уйти было тяжело, но я смог. Кстати, после того как отслужил, долгое время находился на гражданке, к полетам потянуло еще сильнее. В Подмосковье и других местах, где была возможность, стал летать, налетал почти 100 часов самостоятельно на Як-18, ­Ан-29. Одним словом, авиация и музыка — две вещи, которые очень поддерживают меня и помогают жить.

— Чем руководствовались, когда придумывали псевдоним?

— Это не псевдоним, а кликуха. Я достаточно высокий всегда был — 194 сантиметра. А сейчас 192, видно, «поистоптался». Всегда стоял первым в строю — и
в школе на физкультуре, и в армии. К тому же Маршал звучит красиво. Почему бы и нет?

— Как относитесь к сплетням и уткам о себе в желтой прессе?

— Философски, без них никуда! Каждый зарабатывает так, как может и умеет. Вот и у тех журналистов, наверное, только так и получается продать свое творчество. Пишите, что хотите. Главное, я знаю, что это так или нет, и близкие тоже знают.

— Чем занимается ваш сын?

— Артем — рэпер, пишет музыку в стиле хип-хоп. Думаю, что скоро вы о нем услышите. Пытался писать стихи и долго не мог понять, что ему делать, куда двигаться. Даже сам попросился в армию, чему я был рад. Мне все говорили: ты-то своего отмажешь! Денис попал в спецназ. В армии он порвал себе подколенную связку, пришлось оперировать. Пока реабилитировался — срок службы закончился. Так он пришел к творчеству. У нас разные взгляды на поэзию. Когда критикую, он говорит, что я просто уже старый. Тогда привожу в пример Пушкина, Есенина, Высоцкого. Но стараюсь не брюзжать. В такие моменты вспоминаю себя и своего папу. Он тоже не понимал того, что близко в музыке мне. В 1989 году привез его на рок-фестиваль в Москву, где мы выступали с такими звездами, как Оззи Осборн, и другими легендами. Папа смотрел, не отрываясь, а затем сказал: «Почему я раньше такое не слушал? Это же музыка для летчика-истребителя!» Вот теперь и я пытаюсь быть адекватным и прощаю сыну вещи, с которыми в корне не согласен. Видимо, время диктует свое, и надо понимать молодежь, она другая.

— Легко ли, на ваш взгляд, добиться успеха молодым в нынешних реалиях?

— Им всегда нелегко, особенно в шоу-бизнесе. Кроме таланта и харизмы, должны быть еще и большие деньги, чтобы, как сегодня говорят, раскрутить этот талант, а еще удача. У нас она была. Я имею в виду группу «Парк Горького» (Gorky Park). Мы просто оказались в нужном месте и в нужный час, когда в 1987 году попали в США и подписали контракт с известной студией. Наша страна за океаном тогда вызывала неоднозначное восприятие и вместе с тем любопытство. Холодная война, Горбачев, перестройка, шапки-ушанки… И тут советская группа, которая играет хард-рок на английском языке. Мы попали, что называется, в струю.

— Как поддерживаете такую отличную форму?

— Есть русская пословица: не было бы счастья, да несчастье помогло. Вот и у меня случилась беда: выросла грыжа между третьим и четвертым позвонком, один из его осколков стал давить на нервный корешок. Отнималась нога, дикая боль. И тогда Лена Малышева отправила меня на консультацию к известному доктору Дзукаеву. Прогноз был неутешительным: со временем нерв отомрет, а я буду всю жизнь ходить с палочкой. Шанс давала операция, я согласился. Мне поставили имплант. И врач сказал, что нужно заниматься упражнениями, иначе навсегда останусь его пациентом. С тех пор уже три года каждое утро делаю планку, начинал с 10 секунд, а сейчас дошел до 5 минут плюс отжимания от пола. Без этого из дома не выхожу. Вот и весь секрет хорошей формы.

— А что происходит в личной жизни артиста Александра Маршала?

— Ничего не происходит. Как только что-то начинается, всегда появляются какие-то проблемы, выяснение отношений и так далее. Становится неловко. Сейчас на этом фронте затишье.

— Может, есть задумка написать книгу о себе?

— Мне столько много хочется и есть что передать в стихах, что о книге не думал. Хотя Леша Белов (лидер «Парка Горького») предлагал издать воспоминания о нашей группе, все же мы совершили большой прорыв. Тогда я был невыездным даже в Болгарию. До этого ездил в Венгрию и, видимо, чего-то не то ляпнул там. И тут Штаты, такой успех — нам крышу снесло.

— «Парк Горького» пробил «железный занавес» в 1987-м, наши «Песняры» гастролировали по Америке за 10 лет до этого. Как относитесь к белорусской легенде, которая в этом году отмечает полувековой юбилей?

— В советское время это был один из любимейших моих коллективов. И сегодня дружим с Валерием Дайнеко и другими музыкантами группы. Был даже такой момент, когда меня почти уже взяли в «Песняры». Я приехал на прослушивание, но что-то произошло потом, и я не попал.

— Расскажите, как выбираете и создаете свой музыкальный стиль?

— Есть вокалисты, которые могут только орать высокие ноты. Мне повезло, Господь дал мне возможность работать с разными стилями. Мой концерт всегда разнообразный, он состоит из блоков, в которые входят и «Парк Горького», и шансон, и песни о войне. Мне нравится быть разным. Петь в одном жанре скучно, а с возрастом орать становится все тяжелее.

— С чем у вас ассоциируется Международный фестиваль искусств «Славянский базар»?

— С дружбой, музыкой, любовью, приятными воспоминаниями. Прежде всего возвращение в ту далекую страну, где мы выросли все вместе. Это часть тех шагов, которые делаем на пути к единению братских народов. И по-другому быть не должно!

— Александр, считаете себя счастливым человеком? Если да, то поделитесь секретом своего счастья.

— После истории с позвоночником представление о счастье только одно: оно уже есть, если у тебя ничего не болит. Поэтому будьте здоровы!

zakharov@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Виталий ПИВОВАРЧИК
5
Загрузка...