Адамов крест

За свои почти девять десятков лет он прошел через многие испытания и сегодня служит примером для двоих сыновей

И ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, четвертый ребенок остался жив, однако за свои почти девять десятков прошел через такие испытания, что, пожалуй, даже его тезке, вкусившему плоды запретного Древа познания Добра и Зла, пройти не пришлось.

В четыре года мальчик, играя на печи, подпалил лежавший там лен. Когда мать чудом сумела вытащить Адама из пламени, он уже горел. Когда ему исполнилось одиннадцать, в один из летних дней в их дом вошли люди в кожаных плащах и навсегда увели с собой отца. Адама-старшего, как он потом узнает, расстреляли за то, что его родной брат в свое время был на заработках в Польше.

В документах у Бахановича-младшего поставят аббревиатуру «СВН», означавшую, что он «сын врага народа» и не дававшую ему, несмотря на его цепкий ум и безграничную работоспособность, сделать хорошую карьеру. Но это будет позже. А в тот страшный день была поставлена жирная точка на детстве мальчика. Он остался единственным мужчиной в семье — надо было кормить не только мать, но и двух младших, родившихся недавно сестричек.

Парень пас коров, косил траву, пахал землю, латал прохудившуюся крышу на доме, словом, все, что должен делать настоящий мужчина. Но при этом не забывал хорошо учиться, хотя в школу приходилось ходить за несколько километров из родной деревни Пекличи Любанского района Минской области.

ОДНАКО закончить школу ему не пришлось — началась война.

— Было очень страшно, — признается Адам Адамович. — Особенно, когда в самом начале войны на моих глазах в соседней деревне немцы расстреляли троих человек. Просто поставили их к кустам и убили за то, что они шли не по главной дороге. Видимо, приняли их за партизан.

Из Пекличей в первые годы войны лесными мстителями стали несколько десятков человек. Юного Адама они, конечно, с собой не взяли: мал еще, даже оружия в руках держать не умел.

Пекличи быстро обрели славу партизанской деревни, за что немцы и полицаи часто издевались над ее жителями. Из 147 пекличских подворий за войну уцелело лишь двадцать три — остальные враги сожгли. Людям ничего не оставалось, как выкопать в лесу землянки и переселиться в них.

Адам больше года жил там, пряча лошадь и корову. А весной 1944-го во время карательной операции паренька поймали полицаи и отправили сначала в тюрьму, а затем — в концлагерь, который находился в Стародорожском районе. Там Адама с другими такими же, как он, бедолагами, гоняли на рубку и заготовку дров.

— Обращались с нами как со скотиной. Чуть что — сразу за автомат или пистолет хватались, — вспоминает Адам Адамович.

Спустя месяц арестантов погрузили в товарный поезд и повезли в сторону Барановичей. Мальчику и еще нескольким счастливчикам удалось на ходу выпрыгнуть из вагона и бежать. Но их радость оказалась недолгой: на пятые сутки беглецов задержал конный немецкий разъезд и избил всех до полусмерти за неповиновение. Адам оказался в лагере смерти «Колдычево», где многих заключенных, особенно евреев, часто расстреливали.

— Помню, стоило только не так посмотреть в сторону конвоира — и тут же сыпался град ударов.

Парень был настолько истощен и изможден, что многие вещи, которые происходили в лагере, казались галлюцинациями. Может быть, это и помогло ему сохранить здравый рассудок.

Потом была тюрьма в Барановичах, этап на Волковыск, «телятники» — и третий концлагерь в польском Седлеце, а затем и четвертый — «Казаштамбург» в Австрии. В последнем, кроме советских людей, находились англичане и французы. Адам с другими пленниками полгода работал на Венской кабельной фабрике, рыл туннели и бомбоубежища в австрийском городке Атнанх. Все это время парень не терял присутствия духа, он знал: обязательно выживет. И выжил всем смертям назло. 5 мая 1945 года, когда концлагерь, где находился молодой житель из белорусской деревни Пекличи, освободили, стал одним из главных дней в его жизни. И остается до сих пор.

ВОЙНА закончилась, и совершеннолетнего Адама Бахановича призвали в армию. Шесть лет он служил в уже знакомой ему Европе — Австрии, Румынии, Венгрии и Югославии, а также в Закарпатском военном округе. Демобилизовавшись, устроился на Могилевский завод искусственного волокна. Слесарь, бригадир, мастер — трудовые вехи, которые на протяжении 35 лет проходил Адам Адамович, оставаясь верным одному-единственному предприятию. Его ценило руководство, безмерно уважали коллеги, прислушивались подчиненные. Параллельно с работой он продолжал учиться: окончил вечернюю школу, Московский химико-технологический техникум. Кормильцем и надежной опорой Адам остался для матери и сестер, а позже — и для жены Лизы и двоих сыновей.

— Отец для нас всегда и во всем пример, — говорит младший сын, директор Могилевского экономического колледжа Олег Баханович. — Мы с братом добились высот не только за счет родительских генов, но и благодаря отцовскому воспитанию.

Ольга СМОЛЯКОВА

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости