Абель не спас Бена...

О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ советской разведки во время Великой Отечественной войны написано и много и в то же время мало. Много, потому что набор известных имен и совершенных подвигов очерчен довольно широко. Мало, ибо только сравнительно недавно появилась возможность рассказать о героях, в списках таковых не значившихся. И о тех, кто после превратился из фронтовых разведчиков в разведчиков-нелегалов. Среди них — знаменитый теперь Конон Трофимович МОЛОДЫЙ, действовавший в Канаде, США и Великобритании под оперативным псевдонимом Бен и носивший имя Гордона Лонсдейла.

Не все в жизни нелегального разведчика Конона Молодого вмещалось в рамки сценария «Мертвого сезона»

О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ советской разведки во время Великой Отечественной войны написано и много и в то же время мало. Много, потому что набор известных имен и совершенных подвигов очерчен довольно широко. Мало, ибо только сравнительно недавно появилась возможность рассказать о героях, в списках таковых не значившихся. И о тех, кто после превратился из фронтовых разведчиков в разведчиков-нелегалов. Среди них — знаменитый теперь Конон Трофимович МОЛОДЫЙ, действовавший в Канаде, США и Великобритании под оперативным псевдонимом Бен и носивший имя Гордона Лонсдейла.

Тот самый партизан

В рассказе о его фронтовом прошлом трудно отличить правду от вымысла. И дело не только в том, что большая часть сведений засекречена. Молодый сам был не прочь вбросить в западную печать полную дез- информацию. Почему в западную? Да потому, что по условиям приговора осужденный в Англии советский разведчик должен был не только отсидеть щедро отпущенные 25 лет, но и написать о себе книгу. И Молодый-Лонсдейл сочинял полные выдумок «20 лет секретной службы» прямо в тюрьме Ее Величества, куда его посадили за шпионаж в пользу СССР.

А до нелегальной разведки была служба на фронте. Конон был награжден орденами Отечественной войны первой и второй степени, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги». Орден Красной Звезды получил весной 1945-го... И все свои геройские поступки совершил, будучи фронтовым разведчиком.

Тогда советские войска никак не могли взять Кенигсберг. Нужен был хороший «язык», не солдат, кто-нибудь из офицеров, а у разведчиков — ну никак и никого. Вдруг наткнулись они на какое-то странное место: автомобили подъезжали и исчезали, словно под землю проваливались.

Причем днем машины были все больше обшарпанные, а вечерами — «мерседесы», «опели»… Подобрались разведчики поближе, разузнали. Оказалось, в подземном бункере, где и скрывались машины, немцы разместили публичный дом. Утром туда захаживали солдаты, вечером — офицеры. Наши их накрыли ближе к ночи, захватив кучу офицеров.

Командиру группы за взятие таких «языков» дали орден Красного Знамени, а лейтенанту Конону Молодому досталась Красная Звезда.

Миф о Кононе запустил и знаменитый актер Вячеслав Тихонов. Актер поведал, будто во время съемок «Семнадцати мгновений весны» он познакомился с одним советским нелегалом, работавшим в Лондоне. И якобы тот рассказал ему, как общался в кафе одними лишь взглядами со своей женой, специально привезенной из Москвы. Эта сцена вошла в «Мгновения», превратившись в культовую. Но, увы, с женой Галюшей, как называл ее Конон, разведчик виделся за границей при других обстоятельствах. За несколько недель до рождения сына они с супругой отдыхали у друзей в Карловых Варах. А таких «резких движений», как доставка супруги нелегала в район Лондона, советская разведка не предпринимала.

Китай лишь прикрытие

После войны Конон без всякой помощи поступил в престижный московский институт. Был он человеком во всех смыслах талантливым. Особенно здорово давались ему языки. Английский он знал как родной, говорил с легким американским произношением. И это легко объяснить, ведь детство (с 1932 по 1938 год) Конон провел в США у своей тети.

Отец Конона умер рано, мать с детьми бедствовала, поэтому и решила отправить сына к своей сестре в Калифорнию. А оканчивал школу Конон уже дома, причем вернулся на родину вопреки желанию тети, обратившись за помощью к сотрудникам советской дипмиссии.

Потом была война... А после в институте Молодый всерьез взялся за китайский и выучил его. Конон также знал немецкий и легко освоил французский. Судя по всему, именно во время обучения в институте талантливым студентом-полиглотом заинтересовались люди из советской внешней разведки...

С 1951-го, так считает сын Молодого Трофим Кононович, отец уже проходил спецподготовку. Из Конона, учившегося на специальных курсах уже под другой фамилией, тщательно лепили разведчика....

А где-то в конце 1953 — начале 1954-го Конон Молодый совсем исчез. Родственникам и друзьям Конон сообщил, что по распределению отправляется в Китай, в провинцию отдаленную и недоступную. Родственники ни о чем не догадывались. Если раз в год выбирался в Москву из своей далекой китайской тьмутаракани, все были счастливы. И подарки домашним Конон привозил соответствующие. Сыну Трофиму, к примеру, расписные тарелочки и китайские картиночки. Да, товарищи из центра легенду прикрытия соблюдали со стопроцентной достоверностью.

А если родственники хотели отправить письмо Конону, домой к Молодым приезжали любезные люди «из МИДа» и вежливо предлагали передать «весточку» с оказией. Ведь китайская провинция такая далекая...

Конон Молодый в это время уже работал в Северной Америке. Легенда была такая: его папа канадец Лонсдейл погиб на войне, мама  умерла. И вот в Канаде появился начинающий бизнесмен Гордон Лонсдейл, он же советский разведчик Конон Молодый под псевдонимом Бен. В Америку приехал, чтобы, опять-таки по легенде, получить хорошее образование. Оттуда — в Лондон, где, как совершенно верно вычислили еще в Москве, учеба обходилась гораздо дешевле.

В шаге от провала

Во время переезда из Америки в Англию произошла история, которая чуть не привела Конона к провалу. В парижском аэропорту к нему бросился с объятиями однокашник Жора Маслов. И здорово обиделся, когда Конон Молодый, пять лет с ним проучившийся, не признал Жору за своего.

До Европы Бен прошел отличную стажировку в Нью-Йорке. Нелегал Абель-Фишер, резидент советской разведки в Штатах, передал на связь молодому помощнику ценнейших агентов-американцев — супругов Морриса и Лону Коэн. Молодый-Лонсдейл набирался опыта. То, что он изучал в теории в подмосковной разведывательной школе, теперь приходилось осваивать на практике: устройство тайников, выемка и закладка информации, ее передача, встречи с агентами… А в Англии Коэны работали уже под другими именами — Питера и Хелен Крогер из Новой Зеландии.

А Моррис Коэн (он же Питер Крогер) в Москве незадолго до кончины рассказывал: в Нью-Йорке именно Бен был одним из наиболее приятных и доброжелательных его связных. Так что личный, чисто человеческий контакт, без которого в разведке сложно, был установлен еще в Штатах.

В Англии Бен завербовал нескольких агентов, добыл немало ценнейшей информации. Он получил образцы военной продукции, разработкой которой как раз и занимались немецкие ученые, служившие в годы войны еще Гитлеру.

Успешно шла и коммерческая деятельность Бена. Он сэкономил немало средств для советской разведки.

Его игровые автоматы приносили немалые доходы, превратив Гордона Лонсдейла в независимого человека. Так что обычно непростой для разведчиков-нелегалов вопрос — как объяснить окружающим, откуда деньги? — отпал сам собой. Удачливый коммерсант Лонсдейл аккуратно отчитывался и перед британской казной, выплачивая налоги, и перед центром. Дома Молодый посмеивался, что сделал состояние благодаря политэкономии и учению Карла Маркса.

А из Лондона всю добытую Беном и его источниками информацию в советскую столицу передавали Крогеры, скромные владельцы букинистического магазина.

Они же — идеальные связники и радисты советского резидента Бена.

Тюремный оптимизм

Арестовали Молодого в 1961-м из-за предательства офицера польской разведки. Его приговорили к 25 годам заключения. Всю вину Гордон Лонсдейл взял на себя. Однако и Крогеры, не сказавшие на суде ни слова, и английские агенты Бена, решившие сотрудничать с британской контрразведкой, получили неожиданно суровые сроки.

Именно в лондонской тюрьме судьба свела Бена с другим пленником и тоже советским разведчиком Джорджем Блейком, приговоренным за шпионаж в пользу Советов к 42 (!) годам. Бен поражал загрустившего было Блейка невиданным в тюремных стенах оптимизмом. Спорил с англичанином, доказывая ему, что через несколько лет они с Джорджем встретятся на параде в честь 7 ноября на Красной площади. Удивительно, но так и случилось. Отсидевшего несколько лет Молодого обменяли в 1964-м на англичанина Гревилла Винна — связника предателя Олега Пеньковского.

В Москве Молодый, несмотря на то что был моложе Абеля, поддерживал дружеские связи со своим начальником по Нью-Йорку. Оба с увлечением, которое тщательно скрывали от других, да и от себя тоже, наблюдали за съемками фильма «Мертвый сезон». В основу сюжетной линии картины и легла судьба Молодого-Лонсдейла. Первую часть фильма оба восприняли благожелательно: там были и опознавательные знаки, и какие-то эпизоды, все же напоминавшие то, чем занимались нелегалы. А после просмотра второй серии дружно плевались. Сын Молодого Трофим Кононович твердо знает, что сначала его отца должен был играть не Донатас Банионис, а другой актер, совсем на него не похожий. Тогда на семейном совете с участием мамы и дочери Лизы решили обратиться к режиссеру фильма Савве Кулишу с просьбой подыскать кого-то, похожего на Конона. Им оказался Банионис. Отец, по словам Трофима Кононовича, с ним познакомился и даже что-то советовал.

Ну а как складывалась у бывшего нелегала на работе? Он по-прежнему трудился во внешней разведке. Но мечтал работать снова нелегалом. Сын Молодого Трофим Кононович рассказал, как однажды невольно услышал тихий ночной разговор родителей. Отец спрашивал свою Галюшу, готова ли она снова ждать, и признавался, что договорился о пластической операции, о возвращении в нелегалы. Не успел… Смерть пришла внезапно.

Конон Трофимович любил собирать грибы. В выходной 10 октября 1970 года поехали в грибные места. Забрались далеко. Сели поужинать — и вдруг Молодый упал, не мог пошевелиться. Пока добрались до телефона… Мать помнила только номер Абеля. Дозвонились ему, и тот, вконец расстроенный, вызвал служебную машину. Но…

Николай ДОЛГОПОЛОВ

ДОСЬЕ «СГ»

Конон МОЛОДЫЙ — кадровый советский разведчик-нелегал периода холодной войны, полковник, действовавший под именем Гордона Лонсдейла (псевдоним Бен). Находился на фронте с первых дней войны, имеет награды. В органах внешней разведки с 1951 года. В 1961 году арестован в момент передачи секретных документов. Отбыв три года заключения, был обменен на Гревилла Винна, английского разведчика. Умер Молодый в возрасте 48 лет. Похоронен на Донском кладбище в Москве.

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости