А теперь бы домик в деревне...

Андрей Самусевич гостем у медиков был нечастым. Всегда бодр, здоров, даже зимой простуда обходила его стороной. Пока в 2006 году его не стали мучить высокая температура, повышенное давление, слабость и боли в спине. Чтобы врачи поставили точный диагноз, пришлось обивать пороги не одного медучреждения. «Повезло, что попал в руки профессора Алексея Федорука, возможно, это все и решило», — рассказывает Андрей. Синдром Киари стал для минчанина приговором, а медики отмерили ему не более года жизни. Выход был, но один — пересадка печени.

Белорусские трансплантологи успешно пересадили печень Андрею Самусевичу. А недавно у него появился наследник!..

Андрей Самусевич гостем у медиков был нечастым. Всегда бодр, здоров, даже зимой простуда обходила его стороной. Пока в 2006 году его не стали мучить высокая температура, повышенное давление, слабость и боли в спине. Чтобы врачи поставили точный диагноз, пришлось обивать пороги не одного медучреждения. «Повезло, что попал в руки профессора Алексея Федорука, возможно, это все и решило», — рассказывает Андрей. Синдром Киари стал для минчанина приговором, а медики отмерили ему не более года жизни. Выход был, но один — пересадка печени.

— Меня поставили в 2008 году в лист ожидания на трансплантацию органа, — рассказывает счастливый отец, качая своего шестимесячного сына Ромку. — Но тогда еще белорусские медики не проводили операций по пересадке. А за границей это стоит больших денег. Даже проданная квартира в центре Минска не давала мне шанса на жизнь. И потом — продать жилье и оставить свою жену и дочь на улице? Я бы на такое не пошел... Тем более стопроцентной гарантии, что операция будет успешной, мне бы не дали.

Знать, что тебе отмерили не более года жизни, невыносимо, вспоминает ощущения мужчина. Болезненно переживала это и жена Екатерина. Поэтому мужу твердо сказала: «Пока ты жив, хочу от тебя еще одного ребенка!» Правда, поначалу ничего не получалось.

СПРАВКА.

Сегодня в листе ожидания РНПЦ трансплантации органов и тканей на пересадку печени числятся 70 человек, из них 15 — «тяжелые», им требуется трансплантация в ближайшие сроки. Всего же здесь с апреля 2008 года проведено 49 пересадок печени.

Звонок, который осчастливил семью, раздался в квартире в ноябре 2008-го. Глава семейства как раз был рядом с супругой: «Андрей, приезжай, нужно срочно поговорить!» Екатерина вспоминает: «Муж побелел, когда услышал это. Сразу понял, что речь идет о чем-то серьезном». Так и вышло: в 9-й клинической больнице дали подумать всего две минуты, готов к операции по пересадке или нет. Если откажешься, говорит Андрей, больше предлагать не станут. Поэтому мужчина отправил жену за дочерью Полиной, чтобы повидаться: «Кто знает, увижу ли ее еще?»

— Операция длилась более 12 часов, — рассказывает Андрей. — По счету, как сказали медики, это была тринадцатая в Беларуси пересадка печени. Я не суеверный, отчего-то знал, что все будет хорошо. Слава Богу, так и вышло...

Сразу после реабилитации оказаться наконец-то дома было счастьем. Рядом жена, дочь, домашний уют и тепло.

— Выписывая меня, врач дал наказ «работать дедушкой», — улыбается Андрей. — Не поднимать тяжести более трех килограммов, не делать резких движений. Но это было поначалу. А теперь я двигаюсь и работаю (охранником) как нормальный здоровый человек, даже в заплыве участвовал вместе с другими пациентами и медиками центра трансплантации.

Жизнь пошла своим чередом. И вдруг супруги узнали, что в семье грядет пополнение. Счастью не было предела. Малыш, услышав, что о нем зашла речь, стал улыбаться и молотить ручками воздух.

— Ромка растет крепким и здоровым. Правда, маленький? — забавляет кроху мама. — Кстати, сын родился в день моего рождения и в День всех влюбленных — 14 февраля. Так что это от меня настоящий подарок любимому мужу.

Для полного счастья семья Самусевичей хотела бы одного — купить домик в деревне под Минском, душа лежит к сельской жизни, к природе. Да и для деток полезно. Тем более что в планах семейства — завести третьего ребенка.

Из соседней комнаты доносятся менуэты Моцарта, исполненные на фортепьяно десятилетней Полиной.

— Растим будущую артистку, — с гордостью говорит о дочери отец. — У нее голос хороший, поет в кружке при оперном театре. Счастлив, что могу воспитывать своих детей.

Своего пациента отлично помнит и постоянно интересуется его состоянием один из врачей коллектива хирургов-трансплантологов, заведующий отделом трансплантологии РНПЦ трансплантации органов и тканей УЗ «9-я городская клиническая больница» Алексей Щерба. — В листе ожидания на пересадку по своей группе крови Андрей был самым тяжелым. У него обнаружили редкое заболевание — синдром Киари, который привел к циррозу печени. Цирроз неизлечим, поэтому спасти мужчину могла только пересадка. Без трансплантации такие пациенты живут не более года.

— Сегодня мужчина ведет обычный образ жизни. Он — полноценный семьянин, работает и ничем не отличается от других здоровых людей, — говорит врач. — Мы все обрадовались, когда узнали, что у Андрея родился сын. И это вполне закономерно, потому что репродуктивные функции после перенесенной трансплантации не страдают. Женщины рожают здоровых детей. И самое главное — врожденные пороки у таких малышей встречаются не чаще, чем у крох, которые появились на свет у родителей с нормально «работающими» органами.

Наталья СЕРГУЦ, «БН»

Фото Владимира ШЛАПАКА, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?