Источник: Знамя юности
Знамя юности

«А мы вам премию дадим»

С какими проблемами сталкиваются молодые специалисты на первом рабочем месте

Интересная работа, приветливые коллеги, терпеливое руководство, которое в любой момент готово объяснить вчерашнему выпускнику, что к чему, – так в идеале должно выглядеть первое рабочее место. Желательно добавить к этому списку комнату в общежитии со свежим ремонтом и сумму в расчетнике с тремя нулями… Но, к сожалению, так бывает далеко не всегда. С какими проблемами сталкиваются молодые специалисты и кто помогает их решить?

«Англичанин», биолог… Да какая разница!

 Год назад Анна С. (героиня просит не указывать ее настоящее имя), выпускница Минского государственного лингвистического университета, распределилась учителем английского в одну из школ Светлогорска. Первый «звоночек», что работать будет непросто, прозвучал спустя десять дней, вспоминает дипломированный лингвист:

– Статус молодого специалиста получила 15 августа, а 25-го узнала, что мне дали классное руководство в восьмом классе, одном из самых проблемных в школе. При этом моего согласия никто не спрашивал, просто поставили перед фактом. Ребята действительно оказались «сложными» – едва ли не каждый месяц меня вызывали на совет профилактики. Эти разбирательства стоили мне седых волос.

Со временем у Анны появилась еще одна допнагрузка – ее стали регулярно отправлять в командировки. Сопроводить учеников на конкурс в другой город? Отвезти ребят на областную олимпиаду по биологии? Едва ли не под каждым приказом о командировке вчерашняя студентка находила свою фамилию. Когда девушка однажды возмутилась, получила объяснение, что она во всей школе самая незанятая, мол, у других педагогов по полторы ставки, а у нее всего одна:

– Апогеем стало то, что меня, учителя английского, отправили на областной семинар, посвященный тому, как правильно разбивать цветник на пришкольном участке. Стоит ли и говорить, что я была единственной «англичанкой» среди биологов.

Анна долго пыталась понять, почему именно ей, одному на всю школу молодому специалисту, приходится выполнять то, от чего отказались остальные:

– В итоге сделала вывод, что других педагогов директору жаль: вдруг уволятся? А молодой специалист – он ведь все равно никуда не денется.

Вишенкой на торте стал школьный лагерь.

– Перед первыми каникулами меня спросили: «Пойдете в лагерь?» – вспо­минает Анна. – Я согласилась. А потом меня просто ставили перед фактом, что смена начинается с такого-то числа. Поначалу работала в одиночку, этим летом завуч решила пересмотреть нагрузку и попросила каждого учителя выйти на один день, а меня – на два, которые незаметно превратились в четыре. Но когда стали вести разговоры о том, не смогу ли я побыть с детьми еще и завтра, потому что коллегам надо в отгул/в больницу/по своим делам, я вскипела: «Вы меня, конечно, извините, но сколько это может продолжаться? Я не единственный учитель в школе. В конце концов это нечестно». «Да? – удивилась представитель администрации. – А мы вам премию дадим».

Но от премии Анна отказалась:


– Поверьте, никакие деньги не стоят ваших нервов и здоровья. Все-таки в 22 года седых волос быть еще не должно.

Алло, юрист на проводе


Помогать в решении проблемы мы не будем: Анна справилась сама. Недавно она получила перераспределение и теперь будет заниматься переводами – после такого печального опыта с педагогикой девушка «завязала».

А у кого искать помощи ребятам, которые только-только заступили на первое рабочее место и вдруг поняли, что обещания нанимателя не совпадают с действительностью? Специально для таких случаев в большинстве областей существуют горячие линии для молодых специалистов, и в Гомельской она тоже есть – при Гомельском областном объединении профсоюзов.

На протяжении августа на горячий номер 8 (0232) 32-90-85 поступило около 60 звонков от «распределенцев» и их родителей, озвучивает статистику главный правовой инспектор труда Екатерина Филипцова:

– Звонили и из крупных районных центров, и из отдаленных агрогородков. Проблемы, как правило, схожие: не выплатили подъемные, негде жить, студентка вышла замуж и хочет перераспределиться поближе к мужу.

Также нередко случается, что работы по специальности для вчерашнего выпускника не находится. Например, недавно специалисты горячей линии консультировали дипломированного инженера, которого хотели принять на должность машиниста. В таких случаях самое главное – не соглашаться и не подписывать трудовой договор, советует Екатерина Александровна:

– Если на предприятии не находится работы по профилю, попросите у нанимателя справку, что он не может трудоустроить вас по специальности. Такой документ – основание для перераспределения.

А что если работа соответствует квалификации, но дополнительных обязанностей слишком много, как это было у Анны?

– При устройстве на работу внимательно читайте документы, которые подписываете: контракт, должностную инструкцию. Несколько раз встречала пункт «Дополнительные обязанности», где прописано «Выполнение иных неквалифицированных видов работ». Под этой формулировкой могут пониматься и поездки на картошку, и многое другое. Если вы под этим подписались – значит, согласились.


Что касается командировок, то для молодых специалистов никаких привилегий на законодательном уровне не предусмотрено.

МЫ ОБ ЭТОМ ПИСАЛИ

Возвращаться или нет?


Несколько лет назад «Знаменка» писала о двух молодых специалистах, оказавшихся в затруднительной ситуации («Диплом с экстримом», № 40 за 3 октября 2014 года). Ветврач Юлия Жигунова и агроном Яна Михневич попали по распределению на предприятие «Экспериментальная база имени Шмырева» в 40 километрах от Витебска. Правда, окунуться в профессию в полную силу не вышло. Например, Яне поручили «сторожить» механизаторов – следить, чтобы не зло­употребляли горячительным и не сливали топливо. «Разве я для этого столько лет училась?» – сетовала бывшая студентка.

Но главной головной болью для девушек стал дом, который им выделило предприятие. С потолка капало, в комнатах валялись обрывки голых проводов, а из щелей в стенах тепло моментально уходило наружу, так что котел приходилось топить круглосуточно. Молодые специалисты за свои деньги покупали дрова и искали добровольцев, которые бы согласились их поколоть.

Материал в «Знаменке» наделал немало шума, вспоминает Юлия, которая после замужества носит двойную фамилию Жигунова-Коневская:

– Директор вызвал нас на ковер, ругал, что выносим сор из избы. Обещал все починить и исправить, но по факту ничего не изменилось. Плесень на потолке, сломанные дверные замки, дырявые стены – все так и осталось.

Сразу после окончания отработки Яна уволилась и сейчас трудится в другом хозяйстве. Юлия же ушла в декрет и уехала в родной Витебск. В декабре ее сыну Максиму исполнится три года. Планирует ли молодая мама возвращаться в хозяйство, где до сих пор лежит ее трудовая?

– По рассказам бывших коллег знаю, что в последние годы многое изменилось. Экспериментальную базу присоединили к крупной местной птицефабрике, зарплаты выросли, условия труда заметно улучшились. Но час на дорогу в одну сторону – это слишком много: кто будет забирать сына из сада? Хотя, если других ва­риантов не найду, вернусь. И буду ездить.



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...