А глаз — как у орла

Ветеран криминалистики – о том, как вычисляли «белорусского Чикатило», пуле в заднем кармане брюк и выпотрошенном сейфе

Государственный комитет судебных экспертиз создан всего пять лет назад. Однако сама профессия появилась достаточно давно, и среди ее представителей начали зарождаться трудовые династии. Среди них — Петр и Алексей Игнатенко. По рассказам экспертов-криминалистов можно запросто написать книгу или снять сериал. В нем будет и детектив, и боевик, и комедия, и просто истории, которых нарочно не придумаешь. 

Вместо МУРа — в УВД

Путь в нестандартную профессию Петр Николаевич Игнатенко начал с учебы на экспертном факультете Волгоградской высшей следственной школы МВД СССР:

— На тот момент это был единственный в мире экспертный факультет. И наш выпуск — пятый по счету. Со мной на курсе учились сто человек со всего СССР, а также иностранцы с Кубы, из Никарагуа, Монголии, Чехословакии и других стран. Очень жалко ребят из Афганистана. Знаю, что после очередного переворота на родине их расстреляли — дескать, сотрудничали с Советским Союзом, проходя там учебу.

Профессией отца Алексей ИГНАТЕНКО увлекся с детства
Фото Марии АМЕЛИНОЙ

По окончании школы милиции была возможность выбрать из нескольких место дальнейшей службы. В том числе легендарный МУР. Однако вечная суета Москвы, запомнившаяся еще на Олимпиаде-80, во время которой Игнатенко довелось участвовать в охране правопорядка, не прельстила. 

Вернувшись, он стал единственным на тот момент в Гомельской области экспертом с высшим профильным образованием. Всего же их было 16. Иногда, заступив на службу, приходилось целые сутки мотаться по региону. 

Безумные сутки

Впрочем, самое запомнившееся дежурство произошло в самом Гомеле:

— Ночью экипаж милиции заметил грузовик, вилявший по дороге. Началась погоня. На выезде из города догнали. Грузовик застрял, злодеи выскочили — и по сторонам. За одним один сержант погнался, за вторым — второй. Первый догнал своего, схватил за плечо, развернул к себе и ударил рукоятью пистолета по ключице. Произошел непроизвольный выстрел. Пуля вошла возле шеи, прошла через все туловище, вышла в области поясницы и… оказалась в заднем кармане брюк задержанного. У меня самого челюсть отвисла, когда я ее оттуда достал. 

Методики работы на местах взрывов Петр ИГНАТЕНКО изучал в США

Второй сержант также догнал своего «клиента». Завязалась борьба — и тут опять непроизвольный выстрел! В этот раз — в лицо парня. Но при этом она прошла навылет, пробив обе щеки. Раненый не только жив остался, но даже в сознании. Еще сказал: «Хорошо, что рот открыл — зубы уцелели». 

Только вернулись в УВД, снова вызов — какой-то бой на заводе железобетонных изделий. Сработала сигнализация сейфа, где лежала зарплата всего предприятия. Приехал наряд охраны, один из сотрудников зашел, а сторож — ни сном ни духом. Мол, все нормально. Милиционер поднялся на второй этаж, увидел грабителя с мешком. У того тоже пистолет был — началась перестрелка. Прибежал напарник, из автомата уложил преступника. А деньги разлетелись купюрами, как в кино показывают. Потом, чтобы собрать быстрее, их швабрами в одну кучу сгоняли… 

Как  поймать  маньяка

В 1985 году Петр Игнатенко участвовал в работе по «витебскому делу». Сотни милиционеров ловили серийного убийцу Геннадия Михасевича. Ключевой зацепкой стала записка, которую он оставил во рту одной из жертв. В ней призывал «убивать легавых и прихвостней коммунистов», подписавшись «патриоты Витебска». Маньяка стали вычислять по почерку:

— Только мы вдвоем с коллегой проверили 120 тысяч образцов. Приходили в организацию, сравнивали — по 100, 200 человек, сколько было. В военкоматах смотрели личные дела призывников, написанные их рукой автобиографии. Отрабатывали сперва областные центры, затем районные, малые города. Нам достался Новополоцк, где был зарегистрирован «Запорожец» Михасевича. К тому времени стало известно, что серийный убийца ездит на машине этой марки. Поэтому у владельцев под разными предлогами взяли образцы почерка. Стали сверять. И одна из экспертов — молодая сотрудница, лишь недавно получившая допуск, нашла совпадение.
 
В коллекции экспертов немало боеприпасов

Петру Николаевичу также приходилось вычислять душегубов. Как-то в одной из деревень Буда-Кошелевского района пропала женщина. Муж написал заявление. Прошел год, но найти ее не удавалось. Родственники писали жалобы, упрекая милицию в бездействии. Районный прокурор попросил Игнатенко еще раз вернуться к этому делу: 

— Приехали опять в ее дом. Осмотрели внутри, вышли в огород. И тут смотрю: за домом в зарослях бурьяна расчищен небольшой кусок, на котором растут помидоры. Большие, сочные — ни один не сорван. Спрашиваю хозяина: «А почему не ешь?» Он отвечает, что не любит их. Но в доме я видел помидоры с другой грядки — маленькие, с вырезанными ножом подгнившими местами. Понял, что здесь дело нечисто. Взял лопату и только начал копать — запах пошел. Выяснилось, что муж в ссоре убил жену и похоронил, а на могиле посадил помидоры. Зачем — этого я не знаю… 

Сын — за  отцом 

Профессиональный выбор Игнатенко-младшего был предопределен еще в школе. Как ни банально, вдохновил пример отца, о работе которого Алексей знал не только по рассказам:

— Лето, каникулы, папу вызывают из дому. Он предлагает: «Хочешь — поехали». УАЗ, милиционеры в форме, собака служебная — мне же все это жутко интересно. И если какие-то детские воспоминания смазались, то эти сохранились.  

Однажды подросток лично помог раскрыть преступление. Злоумышленник выставил стекло ларька, забрался внутрь и поживился там товаром. Пока криминалисты осматривали само место происшествия, Алексей, изо всех сил стараясь быть полезным, отошел подальше. И вскоре вернулся, неся за краешки кусок витринного стекла. На нем и нашли отпечаток, позволивший установить личность преступника.

Затем была учеба на следственно-экспертном факультете Академии МВД. Ныне же Алексей Игнатенко служит в управлении Государственного комитета судебных экспертиз по Гомельской области. До прошлого года здесь же работал и Петр Николаевич. Сейчас он уже на пенсии, в управление заходит на правах почетного гостя. Поговорить с коллегами ветерану-эксперту всегда есть о чем. И, конечно, не обходится без обсуждения профессиональных тем с сыном. Особенно когда речь заходит о баллистике и всем, что связано с оружием. Кстати, в 1996 году в рамках международной программы по борьбе с терроризмом Петр Игнатенко побывал в США. В Академии правоохранительных органов США в штате Флорида изучали методики работы на местах взрывов. 

Во время беседы с экспертами обращаю внимание на висящий в кабинете стенд с десятками образцов боеприпасов. Для стрельбы они непригодны, но представляют большой интерес. Здесь есть патроны времен двух мировых войн, бронебойный патрон от противотанкового ружья, а также крупнокалиберного пулемета ДШК, автомата Томпсона, которым вооружены персонажи фильмов об американских гангстерах. Многое из этого добра было изъято у «черных копателей» и по другим уголовным делам. О происхождении уникальных экспонатов отец и сын могут рассказывать часами. 

А тем временем в семье, возможно, подрастает еще один эксперт-криминалист. Одиннадцатилетний Максим уже называет кухонный нож «колюще-режущим предметом» и, похоже, твердо решил идти по стопам отца и деда. 

prolesk@sb.by



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Загрузка...
Новости