Что стоит за щедрыми посулами польских политиков

А где возьмешь?

На прошлой неделе польский премьер Матеуш Моравецкий озвучил щедрую помощь, которую может получить Беларусь в случае «победы революции». Простите, если будут перевыборы. Впрочем, это одно и то же. Так вот, в этом случае целый миллиард евро можем получить. Чтобы подправить экономическое положение. Более того, вице-министр иностранных дел того же государства Мартин Пшидач в своем интервью спустя день-другой многозначительно намекнул: миллиард — только для начала. У соседнего государства есть «план Маршалла» для стабилизации экономики Беларуси. Оговорка получилась почти по Фрейду. Ключевой целью оригинального плана Маршалла являлось не экономическое восстановление Западной Европы, а создание противника для ­СССР на ближних рубежах. Плюс вовлечение новых стран в поле влияния США. Недаром же де Голль бесился по этому поводу и даже выходил из ­НАТО! Возможно, у господ премьера и дипломата взыграли великопольские амбиции, но современная Варшава — это не США. Им бы думать не о доминировании в регионе, а о собственном пропитании. Денег-то у поляков у самих нет. От слова «совсем». 

Матеуш Моравецкий.

Кстати, очень размыто и туманно прозвучало, кто именно будет выделять миллиард. И на каких условиях — безвозмездно или все-таки с возвратом! Но есть ощущение, что деньги явно будут не польские. В нынешнем году дефицит бюджета в этой стране — 23 миллиарда евро. И это только предположительно, по итогу возможны и большие цифры. ВВП может снизится на четыре-пять процентов. Безработица — восемь процентов. Так себе ситуация. Чтобы собственное население не вышло на голодные бунты, варшавский истеблишмент попросил подмоги из бюджетных фондов ЕС, которые сформировали для выхода из постпандемического кризиса. И до 2027 года Польше должны выделить ни много ни мало 170 миллиардов евро. Кстати, из 750 миллиардов фонда: более 20 процентов антикризисных денег ЕС себе выторговали. Конечно, поляков раз в шесть больше, чем белорусов. Тем не менее чувствуете несопоставимость цифр и подходов? Даже если миллиард только для начала. Впрочем, и этот миллиард, образно выражаясь, еще «не убит». Так как у Варшавы, Вышеградской четверки, Литвы есть только идея. А ее финансирование будут предлагать на Евросаммите. 
Но в информационную войну высшие чины польского руководства ввязаться не постеснялись. Мол, заграница и Европа вам помогут! Но Германия, ключевой донор финансовой системы ЕС, пока предпочитает вести себя сдержанно… 
Это по-обывательски миллиард звучит фантастически заманчиво. На самом деле это крохи для финансов страны, если оценивать стабильность. Объясняю просто и на пальцах. Весь внешний долг Беларуси составляет примерно 40 миллиардов долларов. Из них половина — государственные заимствования и приблизительно столько же — корпоративные, то есть займы предприятий из банков за рубежом. Кроме того, достаточно часто наши компании импортируют продукцию с отсрочкой платежа, а предприятия работают на экспорт по предоплате. Это тоже своеобразное кредитование. В прошлом году внешнеторговый оборот страны равнялся 72 миллиардам долларов. И если потерять доверие к стране, то никто вперед не даст ни товаров, ни денег за продукцию. Если же работать по факту, то нужна огромная оборотка. Где ее взять? Только заимствования. А изменение их стоимости для страны на один процент — это значит достань и положи под миллиард в год. Однако ставки могут прыгнуть и значительно выше. 

Министерству финансов и Нацбанку пришлось приложить много усилий, чтобы выйти на ведущие рынки международных заимствований. Более того, последние годы страна планомерно улучшала свой кредитный рейтинг. Поэтому и ставки по внешним кредитам постепенно снижались. Для некоторых компаний даже стали приближаться к комфортному уровню.


А одним из ключевых факторов кредитного рейтинга является стабильность. Есть еще один нюанс: чтобы улучшить свою позицию, надо три-четыре года выдавать положительный результат. Нарабатывать историю успеха. Тогда аналитики из мировых компаний вам поверят и улучшат реноме. А все ключевые инвесторы и кредиторы ориентируются на эти рейтинги. 
Стабильность нелегко точно оцифровать, но стоит она громадных денег. 
И что «демократической» Беларуси будет легче жить, появится доступ к финансам — это сказки для неопытных юнцов и не повзрослевших романтиков среднего и старшего возраста. На финансовом рынке оценивают риски, а не идеи. А если страна понятная, легитимная, то и у инвесторов статус ее выше. Победит условная демократия — чудесно. Продемонстрируете свои способности — заходите за деньгами годика через три-четыре. А пока вы люди с улицы… 
А улица-то непредсказуемая. Сегодня одного захочет, завтра — другого. Поэтому некредитоспособная.
Пожалуй, огромная оплошность нашей системы образования в том, что не ввели обязательное изучение экономики в школе. Чтобы с младых ногтей привыкали к мысли, что любое действие обладает финансовыми последствиями. Тем более политическое. Хождение по проспектам уже влетает в копеечку: некоторые финансовые и экономические партнеры на внешнем контуре начинают перестраховываться. Пока спасает положительный имидж прошлых лет. Но он не бесконечен. А если пойти на поводу у марширующих по улицам и устраивать политические мероприятия типа повторных выборов, наши финансовые рейтинги упадут прилично. И готовьте миллиарды на лишние проценты. А их снижение увидим лет через пять. Какие-то крохи обломятся, несомненно, с гуманитарного стола. Но каравай придется отдать. В этом и кроется парадокс всех революций: вроде бы хочется свободы, перемен, иллюзий, утопий. Изменения наступают, но когда в холодильнике пусто, то не до каких-то отвлеченных идей: происходит падение по ступенькам пирамиды Маслоу. И вроде бы предыдущий уровень уже кажется не столь уж и безнадежным. 

volchkov@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ГОРЯЧАЯ ТЕМА:
Фото: РЕЙТЕР , Александр КУЛЕВСКИЙ