99 ролей

Отцу  Федору  Михаила  Пуговкина  поставили  памятник  в  Харькове,  а  фамилией  самого  актера назвали  малую планету

Отцу  Федору  Михаила  Пуговкина  поставили  памятник  в  Харькове,  а  фамилией  самого  актера назвали  малую планету 

В последние дни июля в Москве умер Михаил Иванович Пуговкин, один из старейших актеров российского кино, переигравший за 65 лет массу ролей, в основном второго плана, но таких ярких, что они часто затмевали главные. Его комический дар проявился рано, но стал по-настоящему востребован уже в зрелые годы актера. 

Его биография похожа на сказку, настоящую, со страшными приключениями и неожиданными поворотами судьбы. Переехавший из деревни в столицу мальчик с тремя классами сельской школы добавил себе лет в анкету и поступил на завод, а вскоре стал заниматься в драматическом кружке при клубе имени Каляева, где его заметил Федор Каверин и устроил в артисты вспомогательного состава Московского драматического театра на Сретенке. В 17 лет коренастого юношу с лукавым лицом, замечательно, «по-деревенски» умевшего двигаться и танцевать, взял на маленькую роль в фильм «Братья Артамоновы» Григорий Рошаль. Когда началась война, молодой артист ушел на фронт добровольцем, в конце 1942-го был тяжело ранен под Ворошиловградом и комиссован. К лету 1944-го Пуговкин успел поступить в школу-студию МХАТ, поучиться там, вылететь оттуда и вновь угодить в армию: его направили в танковое училище, где артиста заметил генерал Федор Раевский и назначил Михаила Ивановича ответственным за училищную самодеятельность. 

После войны Пуговкин вернулся в мхатовскую школу и, по его собственным словам, оказался любимым учеником Ивана Москвина, одного из последних гигантов русского дореволюционного театра. После МХАТа артист служил в провинциальных труппах, но только в первой из них, в мурманском театре Северного флота, ему давали главные и некомедийные роли: например, он играл Олега Кошевого в «Молодой гвардии». В 1950-м он вернулся в Москву и поступил в театр имени Ленинского комсомола. Яркого характерного актера к этому времени стали понемногу приглашать в кино на эпизодические роли (опыт работы перед камерой у него уже был): его можно видеть в «Кубанских казаках» Ивана Пырьева, «Беспокойном хозяйстве» Михаила Жарова, «Первой перчатке» Андрея Фролова — популярнейших советских фильмах первых послевоенных лет. 

В 1950-х ручеек ролей превратился в небольшой поток: Пуговкин играл у Михаила Ромма в вышедших подряд картинах «Корабли штурмуют бастионы» и «Адмирал Ушаков», у Станислава Ростоцкого в «Земле и людях» и «Майских звездах». Поворотными фильмами для артиста стали популярнейшие комедии Ивана Лукинского «Солдат Иван Бровкин» и «Иван Бровкин на целине». Николай Досталь был одним из немногих режиссеров, решившихся дать Пуговкину не- комическую роль: в фильме «Дело «Пестрых» актер сыграл уголовника так же легко и непринужденно, как своих смешных персонажей из прежних картин. 

И все же настоящие комедийные актеры — это такая редкость, что режиссерам жаль было разменивать талант Михаила Ивановича на драматические эпизоды, его комическое амплуа было предопределено на десятилетия вперед. 

Начиная с 1960-х Пуговкин снимался в трех-четырех картинах ежегодно. Его брали к себе Михаил Калатозов («Верные друзья»), Илья Фрез («Путешествие с багажом»), Ролан Быков («Пропало лето»), Эльдар Рязанов («Дайте жалобную книгу»), Юрий Чулюкин («Девчата»). Но главными режиссерами для актера стали Леонид Гайдай и Андрей Тутышкин. У первого он сыграл в «Операции «Ы» и других приключениях Шурика», «Двенадцати стульях», «Иван Васильевич меняет профессию», «Не может быть», «За спичками», в «Спортлото-82». Роли Пуговкина в «Свадьбе в Малиновке» и «Шельменко-денщике» Андрея Тутышкина тоже незабываемы. Дети, росшие на сказках Александра Роу, узнавали Михаила Ивановича в смешных образах царей («Варвара-краса — Длинная Коса» и «Огонь, вода и медные трубы»), в образе атамана («Золотые рога»). После смерти Роу Пуговкина по-прежнему охотно брали в детские сказочные картины: сразу вспоминаются «Финист — Ясный сокол», «Русалочка», «Зловредное воскресенье», «На златом крыльце сидели». 

Во второй половине 1980-х, когда кинопроизводство в стране сбросило обороты, для немолодого уже Михаила Ивановича почти не осталось ролей. В 1990-х о нем иногда вспоминали, но он уже был не очень здоров, часто и подолгу жил на юге из-за болезней. За два последних десятилетия у него набралось меньше десятка эпизодов. Правда, его отцу Федору поставили памятник в Харькове и дали фамилию актера малой планете. Он был главой большой семьи, которую любил и которой гордился, и автором 99 сыгранных ролей. Одной не хватило до круглой сотни, и этого уже никогда не исправить. 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...