66 лет «сжимал в ладони» осколок Габриэль Павловский

ГАБРИЭЛЬ ПАВЛОВСКИЙ в составе регулярных частей Красной Армии дошел до Берлина. А серьезное ранение получил в самом конце войны. Артиллерийский снаряд, разорвавшись у самых ног, буквально посек тело — раны на животе и груди, на руках и ногах. На теле раны затянулись быстро — молодой был, крепкий. А вот над левой ногой хирургу прифронтового госпиталя пришлось потрудиться, доставая глубоко задевшие мягкие ткани и зацепившие кость осколки. На левой руке рана заживала быстро, пряча под молодой кожей осколок от снаряда.

Ошмянский хирург Александр Левандовский избавил ветерана от кусочка металла — напоминания о Великой Отечественной...

ГАБРИЭЛЬ ПАВЛОВСКИЙ в составе регулярных частей Красной Армии дошел до Берлина. А серьезное ранение получил в самом конце войны. Артиллерийский снаряд, разорвавшись у самых ног, буквально посек тело — раны на животе и груди, на руках и ногах. На теле раны затянулись быстро — молодой был, крепкий. А вот над левой ногой хирургу прифронтового госпиталя пришлось потрудиться, доставая глубоко задевшие мягкие ткани и зацепившие кость осколки. На левой руке рана заживала быстро, пряча под молодой кожей осколок от снаряда.

С ним Габриэль Валерьянович вернулся на хутор Кунцевщина на Сморгонщине, где и прожил всю послевоенную жизнь. Создал семью, вырастил двух дочерей и сына. Работал сначала бригадиром в колхозе, потом два десятилетия лесником. А когда занемог, переселился к дочери Елене, на Ошмянщину, в деревню Крейванцы.

Елена Гаврииловна Зарецкая, дочь ветерана, вспоминает: отец всегда был трудолюбивым и молчаливым. Особенно не любил вспоминать о войне.

По словам дочери, осколок в ладони давал о себе знать периодически, но за помощью к медикам ветеран не обращался — обходились домашним лечением. Но в тот раз оно не помогло. Ладонь левой руки воспалилась, и внук отвез Габриэля Валерьяновича в поликлинику. Рентгеновский снимок подтвердил: виноват осколок.

Хирург Александр Левандовский в тот день прооперировал трехлетнего мальчугана, выпавшего с балкона третьего этажа. А потом снова встал за операционный стол — удалять военный осколок. Для тридцатилетнего хирурга Великая Отечественная война — история, а не память. А этот кусочек металла размером с сантиметр стал первым в его жизни зримым напоминанием о войне. Угрозы для жизни ветерана оживший осколок не представлял — засел неглубоко, в подушечке левой ладони возле большого пальца. Опасение вызывал возраст пациента — 88 лет, и 66 из них он прожил с осколком. Но хирург сделал все как надо — операция и послеоперационный период прошли без осложнений.

Александр Левандовский признался: за семь лет хирургической практики в Ошмянской больнице ему не однажды приходилось лечить пожилых людей. В числе его пациентов была даже 106-летняя ошмянка.

Николай ВОЛЫНЕЦ, «БН»

Фото автора

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?