Минск
+2 oC
USD: 2.24
EUR: 2.43

Помните шахматы, которые Венедиктов подарил Лукашенко? Поговорили с их автором

64 клетки эпохи

Стефан Баторий и Иван Грозный, Кутузов и Наполеон… Почти 30 лет минский скульптор Леонид Головко создает шахматные партии, посвященные известным личностям и событиям. Хотя сам играет в шахматы разве что с компьютером. Недавно одну из самых удачных его работ — шахматы «Невский» главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов подарил Президенту Александру Лукашенко. Мы заглянули в мастерскую художника.


Слепить благородство

Родился Леонид Николаевич в Столбцах в семье военного. Вскоре переехали в Борисов, оттуда — в монгольский Сайншад, где советская военная часть посреди пустыни была словно космическая база на Луне. Куда ни глянь — цвета неба и песка.

— Там и получил первое признание. В детском садике, — улыбается мастер. — Группе дали задание слепить лошадку. Я слепил. Показываю — и тут вдруг все стали просить: а слепи мне, и мне… Сразу стал популярным.

Откуда такой навык? Очень хорошо лепил и рисовал старший брат. Маленький Леня наблюдал и впитывал. А потом посмотрел «Последнюю реликвию» в солдатском кинотеатре и очень впечатлился. Рыцари и прекрасные дамы, отвага и благородство… Может, поэтому и начал лепить свои средневековые замки. Когда семья вернулась на родину и у мальчика появилась своя комната, она вся была в пластилине. Замки‑то — в рост ребенка. Он читал все, что мог найти про ту эпоху. А потом устраивал настоящие баталии.



Поступив в хореографическое училище, увлечение лепкой не бросил. Переехав в Минск, начал ходить во Дворец пионеров, в скульптурную студию к Тамаре Матвиенко. А вернувшись из армии и несколько лет отработав танцором в театре музыкальной комедии, набрался смелости и решил напроситься в ученики к Заиру Азгуру, народному художнику СССР. До этого дважды поступал в театрально‑художественный институт. Не попал. Теперь об этом не жалеет. Говорит, что почти за 5 лет работы с Заиром Исааковичем такую школу прошел, с которой никакой вуз не сравнится. Но чем больше становилось работы в мастерской, тем меньше времени оставалось на репетиции в музкомедии. Поэтому вскоре из танцоров Головко перешел в монтировщики, а потом и в дворники в филармонии. Только чтобы не лишиться места в общежитии для артистов. Там, кстати, и с будущей женой познакомился — актрисой молодежного театра Натальей Подвицкой.

Партия Головко

— В начале 1990‑х один из товарищей, получив заказ из Франции, поинтересовался, смогу ли сделать партию с Наполеоном, — вспоминает мастер. — Я попробовал. Получилось удачно. И Азгуру понравилось. Сказал: «Я б такие шахматы хотел иметь…» Заир Исаакович, конечно, тогда считал, что мне еще рано уходить в свободное плавание. Говорил, что, если бы еще годик у него поработал, мог бы стать хорошим художником. Всю жизнь помню эти слова. Но мне тогда было 25. И сын Клим уже родился. А за деньги, что мы получили за первую коллекционную партию шахмат, можно было машину купить. И сразу посыпались новые заказы…

— Не жалеете?

— Когда ты плывешь в правильном направлении, то и ветер попутный.

Высота шахматных фигур 15 — 21 см неслучайна. У мастера Головко она ассоциируется с рукоятью холодного оружия.

Та партия была посвящена битве под Бородино. С одной стороны — император Наполеон Бонапарт. С другой — генерал Михаил Голенищев‑Кутузов. Первые фигурки Леонид Николаевич отливал в Борисове на художественном комбинате, где ему помогали Женя и Николай Абрамовы. От скульптора Николая Байрачного тоже тогда получил несколько дельных советов. А лет 10 назад и старую печь. По сей день в ней в мастерской Головко шахматы обжигают.

— Но настоящая эйфория наступила, когда я приехал в Москву на международную выставку скульптур и шахмат. Там были работы художников со всего мира. И мои шахматы — в самом центре выставочного зала. Помню, как известный гроссмейстер Юрий Авербах предложил мне написать статью в «Науку и жизнь» о моей работе, как будто это было невероятным достижением… А в 1994‑м успех уже на всемирной выставке конгресса коллекционеров в Ленинграде. В то время вообще был бум на авторские шахматы. Некоторые коллекции состояли более чем из тысяч партий разных мастеров.

Дойти до сути

Сейчас любую информацию о той или иной эпохе можно отыскать в интернете. А тогда детали костюмов шахматных фигур Леонид Николаевич срисовывал даже с экрана телевизора. Начинается «Эскадрон гусар летучих» — он скорее за карандаш. Искал информацию и в библиотеках. Даже в музей‑панораму «Бородинская битва» ездил. Проще стало, когда появились тематические исторические журналы.
Леонид Головко называет Наполеона своим кормильцем. Тираж этой коллекции, наверное, уже около 100 партий.
— «Во всем мне хочется дойти до самой сути», — цитирует скульптор слова Бориса Пастернака, которые стали девизом его жизни.

С фарфором у мастера любовь также возникла не сразу. Даже во время посещения Эрмитажа в молодости просто проходил мимо керамики. Да и сейчас признает: «Если сравнить фарфор с океаном, то можно сказать, что я лишь помочил в нем ноги. Ни понять, ни овладеть в совершенстве пока не получилось».


В мастерской и сегодня продолжают выпуск шахмат «Бородино». Леонид Николаевич называет Наполеона своим кормильцем. Тираж этой коллекции, наверное, уже около 100 партий. А вообще, с 1991 года Головко «реконструировал» на шахматной доске (из карельской березы) и Грюнвальд (1410 год), и битву при Вене (1683), и Полтавское сражение (1709)... В «Невском» же друг другу противостоят князь Александр (король белых) и Папа Римский Иннокентий IV (король черных), которые символизируют православную Русь и католическую Европу. Предполагаемый тираж этой серии — 32 партии, по количеству фигур. И все номерные.

— Работая над шахматами, нужно не только показать эпоху на 64 клетках. Важно не забывать, что это не просто набор декоративных фигур. В «Невском» сразу читается, где ладья, а где ферзь. Эти шахматы лаконичные, строгие, изящные. Образ есть у каждого персонажа. А самая трудная партия? «Исход евреев из Египта». Она до сих пор не закончена и, видимо, уже не будет. Тема оказалась мне не по зубам.

Дело семейное

Разработка новой коллекции может занять до года. Плюс еще 2 — 3 месяца на производство каждой партии. Мастер признается: уходит в работу с головой. Тяжело. Но захватывает! Неудивительно, что смог увлечь своим делом и сына. Пока мы беседуем, Клим с другими учениками добавляет красок еще не обожженным в печи, белоснежным фигурам. Для покрытия используются золото, платина, соль, глазурь, люстр, ангоб. Клим впервые попробовал поработать в мастерской в 15 лет. Очень хотел съездить на отдых в Болгарию. А отец поставил на стол фигуру Наполеона и сказал: «Сделаешь — поедешь». Сделал. Но образование по настоянию родителей получил экономическое, и сейчас он еще и директор студии Golovko. Теперь Леонид Николаевич растит себе в помощницы 13‑летнюю дочку Капитолину…
Среди владельцев авторских шахмат Леонида Головко — Нурсултан Назарбаев, Йозеф Блаттер, Чак Норрис, Анатолий Карпов… Некоторые партии можно увидеть, например, в Aynhoe Park в Великобритании, а также в музеях шахмат в Москве и Санкт-Петербурге.
Некоторых членов семьи Головко тоже можно узнать среди шахматных фигур в партиях серии «Мы победили» на тему Второй мировой войны. Клим выставляет на стол пешки, которые сражаются за Советскую Армию:

— Это мой дедушка полковник, а это дядя — здесь он в форме танкиста. Вот папа и мама: он партизан, она медсестра. А это я, летчик. Такой семейный альбом получился…

dekola@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Татьяна СТОЛЯРОВА
Загрузка...