Минск
+19 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

От пары часов до нескольких месяцев работы с камнем: как огранщик превращает алмазы в бриллианты

57 граней мастерства

Каждое рабочее утро гомельчанки Татьяны Каленчуковой начинается с превращения самых твердых в мире минералов в кристаллы стоимостью сотни и тысячи долларов. Наша героиня — огранщица алмазов в бриллианты. Каково это — вручную нанести 57 симметричных граней на камушек диаметром 0,8 мм и почему работу огранщика не может заменить машина? Чтобы узнать о нюансах столь непростой и редкой профессии, корреспондент «Р» отправилась в Гомель, на единственное в стране предприятие по обработке алмазов.

Именно от кропотливой работы Татьяны Каленчуковой зависит то, как в итоге алмаз засияет.

Ошибки в тысячи долларов

Путь перевоплощения алмаза в сверкающий и дорогостоящий бриллиант тернист. Может занять как пару часов, так и несколько месяцев. Все потому, что природа одинаковых алмазов не создает: каждый камень нуждается в индивидуальном подходе и имеет неповторимые свойства.

Прежде чем алмаз попадает в руки огранщика, его детально изучают технологи. Специалисты сканируют камень, выявляют его природные особенности, получают 3D-модель и дают указания, как дальше с этим минералом работать. После неограненный алмаз отправляется на обработку. На специальных станках или с помощью лазера ему придают форму будущего бриллианта, по возможности устраняют дефекты и подготавливают к огранке.

— Так получается заготовка круглой формы. Теперь наша задача — превратить ее в бриллиант. Классическая форма огранки, которой недавно исполнилось 100 лет, — круглая на 57 граней. Так алмаз приобретет законченную, идеальную форму и световой эффект, достигаемый четкой геометрией граней и линейно-угловых параметров. В целом у нас на производстве каждая профессия очень ответственная. От решения технолога, качества работы огранщика напрямую зависит стоимость готовой продукции.

Цену получаем исходя из таких критериев, как масса бриллианта, его цвет, чистота, форма и качество огранки, — помогает вникнуть в нюансы рабочего процесса начальник производства бриллиантов ПО «Кристалл» Игорь Рабус.

Исключительно твердые алмазы усложняют работу огранщикам еще и тем, что зачастую таят внутренние дефекты. Обычно за 8-часовую смену Татьяне Каленчуковой удается огранить 6—12 заготовок. Однако случается, что на один сложный камень можно потратить целый день, а иногда из сырья и вовсе не получается «слепить» бриллиант:

— Например, камни бывают «напряженными». При работе они быстро нагреваются и могут треснуть. Также попадаются алмазы с вростками — это когда два или больше минерала срастаются вместе. Трудность и в том, что ошибку не исправишь, алмаз обратно не склеишь… Любой брак — это сразу существенный минус в цене. При небольшой ошибке огранщика на одном кристалле алмаза можно потерять 50 долларов, а можно и 5 тысяч долларов в конечной стоимости полученного из него бриллианта. Нужно сделать его идеальным с первого раза. Но быть огранщиком алмазов, работать с таким сложнейшим минеральным сырьем и ни разу не иметь брака невозможно, — делится Татьяна Каленчукова.

Глаз-алмаз и усидчивость

Именно от кропотливой работы Татьяны зависит, как в итоге алмаз засияет. Если грани не получатся симметричными и не сойдутся ровненько в одной точке под определенным углом — бриллиант не «заиграет». Он будет пропускать свет, а не отражать его. А теперь представьте, что все эти 57 граней наносят на заготовку алмаза, чей диаметр равен, например, 0,8 мм. Ювелирная работа. Первое требование к кандидатам на должность огранщика алмазов — это отличное зрение (единица с запасом). Не обойтись, конечно же, без усидчивости и внимательности.

— Учеба и становление огранщика занимают два года. Всех специалистов готовим на предприятии, в этом деле помогают опытные огранщики. По статистике, из ста студентов остаются в профессии только человек 15. Это ведь сложное и ответственное дело. Если человек освоит огранку, то потом на любой рабочей специальности он станет лучшим за два-три месяца. В нашем деле, кстати, важен и талант, наглядно-образное мышление. Огранщик должен понимать, как обработать минерал, чтобы добиться наилучшего результата, — считает начальник производства бриллиантов.

Чем опытнее огранщик, тем более крупные алмазы ему доверяют. Кристаллами, которые стоят по 10 тысяч долларов, занимаются специалисты с большим стажем. Оценивая такие дорогостоящие бриллианты, каждую грань рассматривают не в лупу, а в микроскоп.



Машинам — не под силу

Удивительно, но в наш век технологий работа огранщика не претерпела особых изменений. Модернизируется процесс сканирования, анализа и подготовки камня, но огранщик работает вручную так же, как и полвека назад. На специальном диске, который совершает три тысячи оборотов в минуту, мастер шлифует камень, снимая лишнюю массу минерала и формируя грани, и полирует, придавая поверхностям зеркальный блеск. Технологии бессильны, потому что алмазы — уникальные минералы, подогнать их под один шаблон невозможно.

Татьяна занимается огранкой уже три года. Девушка пришла в это дело по стопам родителей:

— Я и не думала, что стану огранщиком, несмотря на то что мои родители работают в этой профессии. Я получала высшее образование экономиста-менеджера. Однако как-то раз подвернулась возможность попробовать себя в огранке алмазов. Пришла учиться к своей маме — и меня затянуло. Теперь трудимся рядом. Нюансов в нашей работе очень много, да и физически это непростое дело. За день приходится совершать тысячи операций на станке, чтобы поставить около 500 граней. В этом мне помогают ограночное приспособление и лупа десятикратного увеличения. Необходимый объем работы надо выполнять и пройти через отдел качества, притом что каждая заготовка алмаза имеет свой характер и требует индивидуального подхода. Но, несмотря на все трудности, я получаю удовольствие от своего дела и планирую совершенствовать мастерство.

За время путешествия по производству дорогостоящие кристаллы проходят через руки более десяти специалистов. Камни в обязательном порядке анализируются, взвешиваются и пересчитываются. За сохранность каждого минерала работники предприятия несут материальную ответственность.

Сейчас из семи заводов «Кристалл», которые работали при СССР, остались только два: в Гомеле и Смоленске. К нам минералы приезжают из Якутии, с одного из крупнейших месторождений алмазов в мире.

— 95 процентов камней сегодня гранится в Индии. Но мы стараемся конкурировать благодаря высокому качеству и внедрению новых технологий, — резюмирует Игорь Рабус.

matuzova@sb.by

Фото автора.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...