25 минут, приблизивших Победу

В ТОРЖЕСТВЕННОМ марше, посвященном 70-летию этого знакового события Великой Отечественной войны, примут участие 23 молодежных отряда численностью 88 человек каждый. В параде будет задействовано не менее 10 единиц исторической военной техники. Гостями зрительских трибун станут ветераны обороны Москвы. К сожалению, многие из тех, кто уцелел в 1941 году и прошел всю войну, не дожили до нынешнего юбилея. Сегодня наш долг — вспомнить их подвиг благодарным словом.

Историческая ретроспектива парада 7 ноября 1941 года будет продемонстрирована в понедельник на Красной площади в Москве.

В ТОРЖЕСТВЕННОМ марше, посвященном 70-летию этого знакового события Великой Отечественной войны, примут участие 23 молодежных отряда численностью 88 человек каждый. В параде будет задействовано не менее 10 единиц исторической военной техники. Гостями зрительских трибун станут ветераны обороны Москвы. К сожалению, многие из тех, кто уцелел в 1941 году и прошел всю войну, не дожили до нынешнего юбилея. Сегодня наш долг — вспомнить их подвиг благодарным словом.

Легендарный комендант осажденной столицы

В числе активных организаторов исторического парада — наш земляк Кузьма Синилов, который в октябре 1941 года был военным комендантом Москвы. Человек этот — настоящая легенда и гордость Лоевского района Гомельской области. Уроженец белорусской деревни Бывальки, паренек из крестьянской семьи в семнадцать лет отправился защищать Советскую власть. Воевал с петлюровцами, деникинцами и белополяками. Затем поступил в Первую советскую объединенную школу РККА им. ВЦИК. Курсанту не раз приходилось нести караульную службу на посту № 27 у квартиры Ленина и разговаривать с Ильичем. После окончания учебы Синилов служит на Дальнем Востоке, где в 1929 году принимает участие в конфликте на КВЖД, за что награждается орденом Красного Знамени. В середине 30-х он заканчивает Военную академию им. Фрунзе. С марта 1939 года полковник Синилов — начальник погранвойск Мурманского округа. За участие в советско-финской войне награждается орденом Красной Звезды и получает генеральское звание.

Отвечать за порядок в осажденной Москве нашего земляка назначили в трудный и ответственный период. По замыслу Гитлера на ее месте должно было образоваться огромное водохранилище, а с падением Москвы войну можно было считать оконченной. Планом «Барбаросса» предусматривалось в кратчайшие сроки захватить город. Немцы готовились к победному параду 7 ноября на Красной площади. Москва перешла на осадное положение.

В Лоевском музее хранится копия Постановления Государственного Комитета Обороны СССР, в одном из пунктов которого говорится: «Охрану строжайшего порядка в городе и в пригородных районах возложить на коменданта города Москвы генерал-майора т. Синилова, для чего в распоряжение коменданта предоставить войска внутренней охраны НКВД, милицию и добровольческие рабочие отряды».

После войны в своих мемуарах Кузьма Синилов писал, что о предстоящем параде он узнал за три дня. Организация такого мероприятия в тех условиях была чрезвычайно трудным делом. Обычно парад готовили в течение полутора-двух месяцев. В городе не было достаточного количества войск, вся артиллерия находилась на огневых позициях. К тому же в последнее время участились воздушные налеты на Москву не только ночью, но и в дневное время. При подготовке парада надо было обеспечить надежное прикрытие с воздуха. Вся система ПВО столицы была приведена в боевую готовность. В тот день 550 самолетов охраняли небо над Москвой. Ни один вражеский бомбардировщик не смог прорваться к столице. Подготовка парада была строго засекречена. До последнего момента командиры и личный состав частей, отобранных для парада, ничего не знали о нем. Им была предложена версия о небольшом смотре войск, готовящихся к отправке на фронт. И только в два часа ночи 7 ноября, как вспоминал Кузьма Романович, он сообщил командирам об участии их войск в параде.

В должности военного коменданта столицы Синилов оставался всю войну. В 1944 году ему было присвоено звание генерал-лейтенанта. В послевоенные годы он возглавлял военную кафедру одного из московских институтов.

Маневры танкистов и просчеты журналистов

Решение провести парад в окружении Сталина две недели держали в строжайшей тайне. Опасаясь авиаудара немцев, время его начала в последний момент перенесли с 10 на 8 часов утра.

Наступил день 24-й годовщины Октябрьской революции. С 5 часов утра к Красной площади стали подходить колонны участников парада. Этот смотр войск был не только самым коротким за всю советскую историю (продолжался 25 минут), но и полным непредсказуемых неожиданностей.

На парад прибыло 15 танков Т-34, три из них должны были замыкать колонну военной техники, которая двигалась со стороны Исторического музея. Шел снег, брусчатка стала скользкой. Два танка на скорости преодолели подъем и пошли по Красной площади. А третий забуксовал. Экипаж тут же передал по радио: «У нас — полный стоп!» И тогда оба танка, пройдя мимо Мавзолея, развернулись и пошли обратно.

Необычный маневр техники заметил Сталин, стоявший на трибуне. Испугался ли вождь, когда увидел, что танки снова поехали в его сторону? История об этом умалчивает. Он только спросил у комиссара госбезопасности Николая Власика: «Что там случилось? Почему танки назад поехали?»

После парада начали разбираться с происшествием. Сделать это поручили нашему земляку, уроженцу деревни Бабыничи Слонимского района Николаю Власику, который четверть века возглавлял личную охрану Сталина. Командиров Т-34 сначала хотели наказать, но быстро выяснилось, что все три экипажа прибыли прямо с фронта. Как признались танкисты, они так волновались, что забыли о параде, думали, что находятся в бою: дескать, при выполнении боевой задачи для нас первое дело — спасти товарищей, вывести их из-под огня, вот мы и повернули... Обвинять бойцов в «попытке покушения на вождя», к счастью, никому в голову не пришло. Прямо с парада танкисты снова отправились на фронт.

Между тем чекисты все утро лихорадочно искали работников кинохроники и фоторепортеров, которые должны были освещать парад. Но те все же опоздали на 10 минут (двух часов на сборы им было мало?) и не сняли на пленку  речь вождя. Как и танкистов, кино- и фотожурналистов не наказали. Просто потом в Свердловском зале 1-го корпуса Кремля пришлось строить деревянную трибуну Мавзолея, с которой вождь снова зачитал свою речь. Эти кадры вмонтировали в фильм о параде, и никто не заметил: у солдат, что мерзли на площади, шел изо рта пар, а у вождя — нет...

Команда молодости нашей

Примечательно, что в легендарном параде участвовали и футболисты белорусского «Динамо». Поскольку команда входила в структуру НКВД и была полувоенным коллективом, то уже на второй день войны в Минске им выдали обмундирование, оружие и приказали отправляться в… Москву.

Как рассказывал после войны один из игроков той команды Николай Шевелянчик, по прибытии в столицу футболисты отправились на стадион «Динамо». Здесь в июле 1941-го формировалась Отдельная мотострелковая бригада особого назначения — знаменитая ОМСБОН. В нее входили 800 лучших спортсменов страны, а также рабочие московских предприятий, преподаватели и курсанты школ НКВД, чекисты-оперативники, пограничники. Туда же зачислили и минских футболистов. Подразделения ОМСБОН несли патрульную службу, участвовали в создании оборонительных рубежей, минировании важных объектов, осуществляли разведывательные и диверсионные действия на оккупированной врагом территории, защищали Москву.

7 ноября 1941 года футбольная команда минского «Динамо» во главе со старшим тренером Львом Корчебоковым прошла в составе ОМСБОН по Красной площади. После того, как враг был отброшен от столицы, многие спортсмены просились на фронт, но отпустили лишь некоторых. Костяк команды сохранился, и после переломной победы под Сталинградом из динамовцев вновь сформировали футбольную команду, которая некоторое время выступала в первенстве Москвы под названием «Воинская часть майора Иванова». Чуть позже команду переименовали в «Динамо-2». В 1944 году динамовская дружина уже играла в Кубке СССР, причем дошла до полуфинала.

«Старался увидеть на Мавзолее Сталина»

Будущего минчанина Леонида Якоревского война застала в Томском артиллерийском училище. Досрочный выпуск — и лейтенант, командир взвода, направляется на Западный фронт, где участвует в обороне Москвы на Волокаламском направлении. Там его взвод из ПТР подбивает два вражеских танка. Офицер получает свой первый боевой орден — Красной Звезды. 7 ноября в два часа ночи его и еще четырнадцать бойцов батареи вызвали в штаб дивизии, рядом с которым собирались воины из других частей и подразделений. Только когда всех разместили в четырех грузовиках ЗИС-5, начальник штаба соединения объявил о поездке на парад в Москву.

«Когда проходили мимо Мавзолея, старался увидеть Сталина, — вспоминал позже ветеран. — Я на войну из Сибири приехал, был еще почти пацаном, и на меня грандиозность происходящего, присутствие на параде самого Верховного Главнокомандующего произвели огромное впечатление. Воодушевление — самое точное слово, которое характеризовало наше состояние. С парада на огневые позиции мы отправились еще более уверенными в неминуемом разгроме фашистской Германии.

Полковник в отставке Леонид Якоревский освобождал Беларусь, награжден тремя орденами и медалями. В послевоенные годы работал директором Минского ремонтно-механического завода.

Из числа участников парада 1941 года наиболее известен в нашей стране своими трудовыми заслугами Дмитрий Червяков. Молодым пареньком он ушел на фронт добровольцем в августе сорок первого. Сразу же после парада на Красной площади его рота была брошена под Яхрому, где он принял боевое крещение в бою с вражеским десантом. После этого минер участвовал в боях за Тулу, Сталинград, освобождал Украину. В составе диверсионной группы выполнял специальные задания в Польше и Чехословакии.

В армии фронтовик служил до 1949 года, после чего в течение 55 лет работал токарем в Минском производственном объединении имени Ленина (сейчас «Белвар»). За достижения 9-й пятилетки Дмитрий Червяков в 1973 году был удостоен звания Героя Социалистического Труда. Ратные и мирные подвиги ветерана отмечены также тремя орденами Ленина, орденом Славы III степени и орденом «Знак Почета».

«Парад в Москве 7 ноября 1941 года явился предвестником Победы, — отметил в одном из интервью Дмитрий Червяков. — Именно тогда она сделала по Красной площади свои первые, пусть еще робкие шаги. Прямо с кремлевской брусчатки мы отправились на передовую под шквальный огонь врага и вскоре разгромили немецко-фашистские войска под Москвой».

Олег КАМИНСКИЙ, «БН»

Фото из архива

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?