Минск
+11 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Гляжу на свой 20 век глазами 21-го и замираю от восторга

20 век глазами 21-го

Дочка принесла из школы учебник по информатике, показывает пятилетнему Филиппу, какие бывают компьютеры. Они там изображены, как в схеме превращения обезьяны в человека, так и подписано — «эволюция компьютера».

— Покажи! Покажи!

Обезьяна, кстати, не вызывает у них такой волны впечатлений, как компьютер 20 века.

— Ой, не могу! Ой, смешно! — хохочет Фил. — Хотел бы я видеть, как мама пишет свои тексты «на кубе».

Вообще, все, что связано с прошлым, заставляет моих детей открыть рты и замереть — то ли от ужаса, то ли от радости, что они родились позже.

— У ма-мы не бы-ло те-ле-фо-на да-же с про-во-дом! — выговаривает по слогам Дашка.

— А смартфон? — хлопает глазами сын.

— Ты что не понял! Даже с проводом не было!

Нет, он такого себе представить не может:

— Мама, как ты в интернете смотрела?

— Интернета не было!

— А мультики?

— Я сейчас тебе покажу, какие там мультики!

На этот случай у Даши есть «Мойдодыр» 1939 года режиссера Иванова-Вано. Я ей скачала. С тех пор дочка полагает, что это классический образец мультипликации 20 века.

— Мама, расскажи про свою жизнь…

Вспоминаю что-то, чтобы оно было совсем непохожее на сегодняшний мир.

— Машин на улицах было мало. Во дворах одна-две стояли, и все вокруг свободно — мы запросто могли играть и на дороге, и классики нарисовать на проезжей части. Брали банку от гуталина…

— А это что? — Филипп обожает новые словечки, теперь будет вворачивать этот гуталин в свою речь к месту и не к месту.

— Чистящее средство для обуви.

— Мама чистила зубы порошком! — добавляет Дашка. Она первая родилась, уже запомнила мои истории. — И что с гуталином?

— Насыпали песок и делали битку, бросали ее по правилам и прыгали на тот квадрат, куда банка залетела.

— Я тоже умею прыгать в классики!

Это тот самый момент, когда дети радуются, что у нас есть общие факты из детской биографии.

— А какие у тебя были игрушки — деревянные или каменные?

— Ну уж прямо каменные. Мы собирали кубик Рубика! Он стоил 4 рубля 50 копеек, но достать головоломку было невозможно, кубик, как и все дефицитные товары в СССР, продавался из-под прилавка за 10—20 рублей! Помню, всем классом часами и днями вертели кубики на переменах, проводили соревнования, разрабатывали теории. А журналы «Юный техник» и «Наука и жизнь» публиковали материалы о методах сборки головоломки. Но самые шустрые кубик просто разбирали на запчасти, а потом собирали, правда, не всегда успешно.

— А что такое дефицит?

— В конце 1980-х нам выдавали талоны на сахар, крупу и что-то еще. Без талонов в магазине товар не отпускали.

Моя приятельница, которая старше меня лет на 20, недавно сказала: «Слушай, вот мы с тобой из разных поколений, а воспоминания у нас одни — школа, октябрята-пионеры, вареная сгущенка. А теперь 20 лет разницы для людей — пропасть, так все быстро меняется. Кто родился в 1990-м и кто в 2010-м — два совершенно разных детства. Те еще подгузников не знали, а эти уже на горшке со смартфоном сидят». И ведь правда. Иногда я думаю, что я рассеянная и не могу на лету, как мои дети, освоить какую-то программу или приложение. А потом понимаю, какие два разных века я удерживаю в себе, как вяжу узлы из прошлого и настоящего, заглядывая при этом в будущее, потому что мне нужно прогнозировать его для своих детей. Тогда и начинаю нахваливать свое поколение — все-таки мы все это создали!

Детям свойственно недооценивать величие предков (а чего скромничать?). Вот проживут жизнь, тогда осознают масштаб. А пока хлопают глазами, когда я рассказываю, как мы изучали Бейсик на информатике и рисовали снеговика «на кубе». Ездили по городу без навигатора, бросали карбид в лужи, не рассказывали родителям, в какие кружки записываемся, теряли ключ с веревочки на шее, а потом сами выпутывались из этой истории до вечера, потому что звонить на работу маме с папой было бессмысленно — они же все равно не приедут. Готовили себе обеды и ужины, брали книги в библиотеке, дрались и мирились, не жаловались на училку, которая била линейкой по голове. Деньги, выданные на обеды, тратили на выжигатель, а в обед ели хлеб и не померли с голоду, и гастрит не нажили. Вот так взглянешь на свое поколение, на свой 20 век глазами 21-го и замрешь от восторга — ай да мы! И в этом уважении к прошлому мне видится источник жизненной силы и стойкости. А рассказывать детям о детстве — что-то сродни колдовству: в этот момент крепче становятся узы и петли времени, корни начинают отдавать силы земли кронам, прочнее становится ствол древа жизни. Зная, какие крутые у них родители, дети увереннее летят по этой жизни. Обязательно заведите в семье такие вечера с историями.

sulimovna@rambler.ru
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...