20 лет спустя

Ирина Шилова вновь мечтает об олимпийских медалях
Ирина Шилова вновь мечтает об олимпийских медалях

Олимпийскую чемпионку Сеула ожидал встретить где угодно, но только не в тире. Еще года два назад пошли разговоры о том, что Ирина Шилова повесила «ружье на стену» и со стрельбой навсегда покончила. Но все оказалось не так. Знаменитого снайпера застал в тот момент, когда она застегивала последнюю пуговицу на кожаном «скафандре» — обязательном костюме для стрелков, который она надевает уже 33 года. А потом привычно взяла в нежные руки 5–килограммовую винтовку, чтобы часами метиться в крохотную мишень! Но ради нашей беседы отложила «ствол» в сторонку.

Сеульский триумф

— Ирина Олеговна, вам часто вспоминается стрельбище в Сеуле, «золотой» пьедестал, когда вы вдруг стали известной всему миру?

— Поначалу это случалось часто, но ни к чему хорошему такие воспоминания не привели. Я очень долго жила тем советским временем и годами не могла перестроиться, а потому часто из–за этого страдала. А Олимпиада тогда не представлялась чем–то особенным, иначе бы «сгорела» еще до старта. Нам старший тренер сборной Шамбуркин говорил тысячу раз: не обращайте внимания на ранг соревнований, просто стреляйте так, как можете, это ваша работа. А мне еще надо было всем доказать, что в Сеул попала не случайно. Можно было, конечно, обидеться на всех, что доверили место в сборной лишь в последний заявочный день, а потом долго у кого–то перед носом размахивать медалью. Но тогда все воспринимала спокойно: и до Игр, и после них. Не поверите, но самым неожиданным моментом в Сеуле был оглушительный треск множества фотокамер. Это как настоящий шок!

— Насколько знаю, вашей фамилии не было даже в буклете сборной СССР — не успели включить. Но ведь это парадокс: в трех из четырех олимпийских винтовочных упражнений рекорды Советского Союза принадлежали вам. Неужели вам тогда не доверяли?

— Таких, как я, в команде было 6 — 8 человек, а выездной состав — три. Но все мы стояли горой друг за друга. Не помню, чтобы сильно ругались. Просто там собрались люди, которым очень нравилась пулевая стрельба. Да, было тяжело тренироваться, иногда винтовка валилась из рук. Присядешь, отдохнешь немного, потом снова стреляешь. Тренер видит, что филонишь, но понимает. Вообще, занятия на базе в подмосковном Новогорске хотя и были напряженными, но толковыми. Кроме тира, еще обязательная общефизическая подготовка. Так что сил часами держать тяжелую винтовку хватало.

Воздушные дуэли

с мишенью

— А какое оружие — пневматическое или малокалиберное — вам больше нравится?

— Раз уж выиграла Игры в пневматике, то этот вид вроде бы лучший. Но и малокалиберная винтовка часто приносила удачу, но только не в олимпийском тире: в Барселоне и Сиднее я стреляла именно из этого оружия, хотя хотела иначе. Особенно обидно было в 1992 году, когда тренерский совет проголосовал против моего желания. Для того чтобы попасть в пневматику, в мою пользу тогда не хватило всего одного голоса. До слез переживала, что не поддержал и мой московский тренер Виктор Авилов. Вдвойне стало неприятно, что в пневматике наши девчата провалились и остались без медалей.

— Сейчас перед вами лежит «воздушная» винтовка, на стене — едва заметная мишень, в центре которой — черный круг диаметром сантиметра три. А где та самая пресловутая «десятка», ради которой такие страсти кипят?

— «Десятка» совсем маленькая, размером в полмиллиметра, находится в центре черного круга. Вот в нее и надо попасть с десяти метров, если хочешь иметь медаль. Чуть оступился — тебя тут же обгонят. Расскажу такой случай. На Олимпиаде в Атланте мне, чтобы выйти в финал, надо было в последней, четвертой серии десять раз подряд выбить «десятки», но затесалась одна «девятка», она и оказалась роковой. Такова цена выстрела.

— А я сейчас вспомнил ваш «золотой» выстрел на чемпионате Европы, который в Будапеште видел собственными глазами. Тоже, кстати, события проходили в пневматическом тире. Тогда только и говорили: «Шилова вернулась на трон!» Почему не задержались, прошло ведь уже 11 лет после той последней крупной победы?

— Много размышляла по этому поводу и тогда, и теперь. Мне есть что и с чем сравнивать: десять с лишним лет была в сборной СССР, столько же — в сборной Беларуси. Если прежде думала только о том, как лучше подготовиться к соревнованиям, то потом — как достать патроны, купить билет, отремонтировать винтовку. Эти «мелочи» постоянно выбивали из колеи, мешали сосредоточиться на главном. Но это не единственная проблема. Раньше за кем–то тянулась, на кого–то равнялась. В белорусской же сборной о конкуренции речи не шло. Трудно в таких условиях настроиться, включить второе дыхание. Вы скажете: так все же были в одинаковых условиях. Наверное, да. Но у каждого человека есть свои житейские проблемы. У меня в последние годы хватало всяких неурядиц. Они очень помешали в спорте.

Цена медали

— Есть ли желание вернуться в сборную?

— Меня года два не вызывают в национальную команду. Коль нет высоких результатов, то о «Европах» забудь. Но раз я тренируюсь, значит, списывать меня рано. В тире я никому не мешаю. Возраст? В нашем виде спорта это не главное. Куда важнее сейчас окрепнуть, набраться сил, психологически настроиться и забыть все плохое, что пережила.

— Получается, что приходится начинать с нуля.

— Да, мой нынешний статус не удовлетворяет. Но что поделаешь?

— Финансовый вопрос?

— Еще одна больная тема. Опять–таки вспомню былые годы. Я никогда не нуждалась в куске хлеба, а от талонов на питание еще оставалось столько денег, что можно было купить за границей хорошие сувениры маме. Не скажу, что я теперь живу лучше. С другой стороны, в 1988 году олимпийское «золото» оценивалось государством в десять раз дешевле, чем теперь.

— А тренером хотели бы работать?

— Три года назад мне предложили место в сборной. Тогда решила, что еще сама постреляю, и отказалась. Теперь, может, и жалею об этом. Но тренером в Гродно себя не представляю. Я всегда хочу делать то, что люблю и умею. Правда, на всякий случай лежит университетский диплом тренера–преподавателя, который получила всего два года назад.

Наедине с пирамидами

— Никогда не приходили мысли, что зря, будучи гимнасткой, пришли однажды в динамовский тир? Винтовка — не самый женский вид спорта.

— Наоборот, хорошо, что все так получилось. Здесь и будущего мужа, тоже стрелка, встретила. Володя уже много лет является моим тренером. Спорт мне многое дал. Столько знакомств, впечатлений — на всю жизнь хватит!

— Дома тоже говорите с супругом о стрельбе?

— Раньше — больше, теперь все внимание внуку. Ване всего пять месяцев, он такой потешный, интересный. На него только посмотришь — душа радуется.

— Какие блюда любите готовить?

— Предпочтение отдаю острым, кислым, соленым блюдам. Хотя мне все нравится, но ем только то, что знаю, экспериментов на желудке не провожу. Как–то за границей предложили в ресторане приправу, что–то вроде аджики. С приятным запахом, но зеленоватого цвета, так и не решилась ее попробовать.

— Не считали, сколько стран посетили?

— Ой, нет. Много, это точно. Только в Мексике раз пять была. Там и кухня, кстати, замечательная. Но больше всего я в восторге от мексиканских пирамид. Всегда находила время к ним приехать и насладиться неповторимой красотой. Как мне сейчас не хватает таких поездок!

Ирина Шилова до сих пор мечтает выиграть золотую медаль. Такую же большую, красивую, как ту, что получила почти 20 лет назад в Сеуле. Но той награды уже нет. В начале 90–х квартиру Шиловых обчистили воры. Унесли все ценные вещи, в том числе самую дорогую и памятную — золотую олимпийскую медаль.

Справка «СБ»

Ирина ШИЛОВА. Родилась 22 февраля 1960 года в Гродно. Стрельба пулевая (винтовка). Чемпионка Олимпийских игр в стрельбе из пневматической винтовки (1988 год). Участница Олимпийских игр (1992 г. — 19–е место, 1996 г. — 10–е, 17–е места, 2000 г. — 20–е место). Чемпионка мира в личном и командном зачетах (1990 г.). Чемпионка Европы в личном и командном зачетах (1996 г.). Неоднократная чемпионка СССР и Беларуси. Рекордсменка мира, Европы, СССР и Беларуси.

Фото Ярослава ВАНЮКЕВИЧА.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости