15 дней, которые потрясли Советский Союз

Четверть века назад, 25 мая 1989 года, открылся первый Съезд народных депутатов СССР

Неприкосновенные

Вообще,1989-й стал годом радикальных изменений, особенно в политической структуре общества. Состоявшимся в марте выборам народных депутатов предшествовала невиданная в стране избирательная кампания, которая продолжалась несколько месяцев. Возможность выдвижения альтернативных кандидатов наконец-то дала советским гражданам право действительно выбирать одного из нескольких.

Треть народных депутатов избиралась от общественных организаций, что позволило коммунистам как наиболее массовой «общественной организации» иметь на съезде безоговорочное большинство. На основе этого громко прозвучало заявление о том, что в условиях свободы выбора подтвержден авторитет партии.

В голосовании, проходившем по 1500 территориальным и национально-территориальным округам, приняли участие 89,8 процента включенных в списки избирателей. Выборы стали заметным поворотом страны в сторону реформ, по крайней мере, так в то время казалось.

Каждый народный депутат был личностью неприкосновенной, имел помощника, получающего солидную заработную плату. У него было право на бесплатный проезд в пассажирском водном транспорте, поездах, самолетах, общественном транспорте на всей территории Советского Союза. Он мгновенно получал дипломатический паспорт при направлении в зарубежную поездку. В дни съездов депутатам выдавались суточные, которые и в обычных условиях можно было считать внушительными, а в кремлевском буфете и подавно. На депутатский запрос в течение десяти дней должна была ответить любая инстанция, в которую он обратился. Генеральная прокуратура СССР должна была ответить на запрос в течение 30 дней.

Конечно, сейчас можно с иронией смотреть на те баталии, что происходили на съезде, но тогда это выглядело победой демократии. Следуя строго по регламенту, вначале избрали Президиум съезда, в который вошли по одному представителю от каждой союзной республики. От белорусской делегации, в составе которой было 94 человека, избрали аппаратчицу Гродненского производственного объединения «Химволокно» Валентину Киселеву.

Кстати, в Президиуме форума она была не единственной представительницей так называемого ранее рабоче-крестьянского класса. Скажем, от Молдавской ССР место предоставили мастеру машинного доения колхоза «Молдова» Дондюшанского района Светлане Ротарь, от Казахской ССР был избран председатель колхоза имени Кирова Панфиловского района Ибраимжан Кожахметов. Вместе с ними за столом Президиума заседали председатель правления Союза писателей Киргизской ССР Чингиз Айтматов, первый секретарь ЦК Компартии Литвы Альгирдас Бразаускас, президент Академии наук Украинской ССР Борис Патон и другие известные политические и общественные деятели Советского Союза.

«Процесс пошел»

Съездом руководил Председатель Верховного Совета СССР. В первый же день работы форума на эту должность был избран Михаил Горбачев. Съезд принял на себя всю полноту законодательной и распорядительной власти в стране. Это и было одним из чаяний Генсека, которое еще дальше подтолкнуло огромный Союз к хаосу и развалу.

Углубляя перестройку, Михаил Горбачев оказался в сложных отношениях с весьма широким слоем партийно-государственного аппарата, политические воззрения которого базировались на идеях социализма и державности. Возможности Горбачева «продолжать курс на глубокие реформы», используя многократно испытанные в прошлом механизмы и опираясь на безусловную лояльность аппарата КПСС, в 1989 году подошли к критическому пределу.

Провозглашенная «прорабами» перестройки гласность не стала генератором энергии масс, силой очистительной и созидательной. Потому что они отводили ей роль угарного газа, способного незаметно, но быстро отравить не только разум отдельного человека, но и в значительной мере — общественное сознание. Под флагом «плюрализма», «гласности», «свободы слова» на страну обрушился поток грязной лжи об отечественной истории, циничного обмана и примитивной по существу, но броско поданной социальной демагогии.

В то же время огромная страна находилась на грани банкротства. Падал экспорт нефти и ее цена, притом большая часть «черного золота» уходила в страны социалистического содружества, можно сказать, за символическую плату. При общем упадке сельского хозяйства пришлось импортировать 40 миллионов тонн зерна. В результате дефицит бюджета превысил 25 процентов, или 80 миллиардов рублей. Это были огромные деньги, учитывая, что средняя зарплата составляла около 200 рублей.

Объемы производства товаров народного потребления были гораздо ниже накопленной денежной массы. Покупатели мгновенно расхватывали любой товар на прилавках магазинов. Создалась ситуация «пустых полок и полных холодильников и забитых квартир». Жители райцентров и деревень штурмовали продовольственные магазины крупных городов, где снабжение было получше. Хватали все, а затем нагруженные хозяйственными сумками, с тяжелыми рюкзаками за спиной тянулись на вокзалы. Началась неразбериха с союзными поставками. Некоторые республики, в частности Украина, прекратили отгрузку мяса, молока Москве, Ленинграду и даже Министерству обороны.  В СССР начались первые в истории массовые протестные выступления. Их инициаторами стали шахтеры. Но посягать на основы системы в Кремле не собирались, а на возникавшие огромные проблемы закрывали глаза. Считалось, что достаточно кое-что слегка «расширить и углубить» — и «процесс пойдет».

Мавзолей не трогать!

25 мая 1989 года, рассаживаясь в зале Кремлевского Дворца съездов, представители первого Съезда народных депутатов СССР и представить себе не могли, что заседать им придется более двух недель. За это время в Иране похоронят Хомейни, под Уфой случится страшная железнодорожная катастрофа, а пекинская площадь Тяньаньмэнь превратится в арену кровавого побоища. По советским меркам 15 дней для форума «народных избранников» — срок беспрецедентный. Обычно они штамповали подготовленные ЦК КПСС постановления за считаные дни.

Правда, 5 июня заседание отменили. Был объявлен всесоюзный траур по почти 600 жертвам железнодорожной катастрофы на трассе Москва — Уфа, произошедшей в ночь с 3 на 4 июня.

Среди наиболее заметных событий съезда — выступления академика Андрея Сахарова с критикой политической системы СССР. Телезрители впервые смогли увидеть и услышать академика-диссидента. Ученый с мировым именем заявил, что по действующей Конституции Председатель Верховного Совета обладает абсолютной, фактически ничем не ограниченной личной властью. Сосредоточение такой власти в руках одного человека крайне опасно. Депутаты захлопывали и освистывали Сахарова.

Также впервые в истории СССР депутат Юрий Карякин предложил вынести тело Ленина из Мавзолея. Большинство проголосовало «против». Страна узнала и Анатолия Собчака. Его назвали «златоустом демократии».

Съезд был отмечен также противостоянием и активной полемикой действующего Генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева и члена ЦК Егора Лигачева с опальным в то время будущим первым президентом России Борисом Ельциным.

На съезде был избран новый Верховный Совет СССР. Борис Ельцин не вошел в его состав, однако малоизвестный депутат Алексей Казанник уступил ему свое место в Совете Национальностей Верховного Совета.  

Среди депутатов было немало ярких личностей, ставших благодаря этому форуму известными на всю страну. Некоторые из преподавателей, служащих и научных сотрудников переквалифицировались в публичные политики, а в последующие годы были избраны на руководящие посты страны, возглавили оппозиционные движения. Среди них — Гавриил Попов, который позднее стал мэром Москвы, Анатолий Собчак — мэром Санкт-Петербурга. Юрий Афанасьев возглавил движение «Демократическая Россия», Алексей Казанник стал Генеральным прокурором России.

В принципе, практических результатов съезда было немного. В частности, принято несколько общих документов. Например, постановление об основных направлениях внутренней и внешней политики СССР.

Сегодня политические дискуссии той поры кажутся наивными и даже порой мелкими. Ведь большинство депутатов были членами КПСС, а значит, настоящего движения вперед ни форум, ни Верховный Совет подготовить не могли. Ведь даже Борис Ельцин в канун съезда открестился от приписываемого ему западными газетами заявления о необходимости введения многопартийной системы.

Но впервые история стала делаться не келейно, а на глазах всей страны. Монополия КПСС на информацию рухнула раз и навсегда — все это стало решающим фактором, определившим пути обновления общества. А вскоре «канула в Лету» и руководящая роль партии.

Александр ШЕВКО, «СГ»

 

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?