120 лет со дня рождения народной артистки СССР Ольги Андровской

Кто помнит, как она произносила «Медведь, бурбон, монстр!», не забудет этого никогда. Ольга Александровна Андровская была из тех МХАТовских «стариков», которые до последнего дня несли в себе традиции русского психологического театра.

Она прожила нелегкую жизнь. Кто жил в те времена, понимает, насколько нелегко было ей, дочери немца-адвоката и учительницы-француженки. Ведь настоящая ее фамилия Шульц. В 16 лет она из гимназисток сразу в медсестры, ведь не могла же она спокойно смотреть, как в госпиталях умирают раненые. Но через год беспрерывной сестринской вахты ее душевные силы были надорваны, и родители убедили ее поступить на юридический факультет при Высших женских курсах.

Тут-то в студенческом театре и раскрылся ее актерский талант… Дальше был Театр Корша, Драматическая студия имени Шаляпина и с 1919 года МХАТ. Принимал ее один из руководителей Второй студии Николай Баталов, тот самый, который позднее сыграет Павла Власова в знаменитом фильме Пудовкина «Мать» и навсегда примирит мир театра с миром кино.

Баталов был моложе ее на год. Через два года они поженились, а скоро, очень скоро на съемках фильма «Аэлита» Баталов простудится, заболеет туберкулезом, и она до конца его дней будет делать все, чтобы он жил, работал, снимался в кино. И он играет во МХАТовских спектаклях Фигаро, Лопахина, Собакевича, снимается в первом советском звуковом фильме «Путевка в жизнь», не говоря о более мелких ролях.

А она – теперь уже Андровская, в честь умершего брата Андрея – впервые снимется в кино уже после смерти мужа. И в каком кино! В короткометражном фильме «Медведь» Исидора Анненского, который на десятилетия станет любимым фильмом советских людей. В дуэте с Михаилом Жаровым, который на несколько лет стал ее гражданским мужем.

А потом была война и гастроли МХАТ в Минске в Доме Красной Армии в самый канун немецко-фашистского вторжения, и «Школа злословия» с Андровской и Яншиным 19 и 20 июня 1941 года, а потом еще утренний спектакль 22 июня… Миссис Тизл была одна из лучших ее ролей, ради нее актриса научилась играть на арфе.

Война шла уже полным ходом, но московское начальство настаивало: гастроли продолжать. Еще одна «Школа злословия» 23 июня. А на следующий день варварская бомбежка центра города, когда погибли тысячи минчан. Бомба попала и в ту часть Дома Красной Армии, где хранилось имущество МХАТ. Погибли все декорации и костюмы. Актеры прятались в подвале гостиницы, и только чудом им удалось выбраться из горящего Минска.

Потом было много ролей и много побед: и Сталинская премия первой степени, и неустанный труд, и одиночество, и главный подвиг ее жизни – смертельно больная, она сыграла роль пани Конти в знаменитом спектакле «Соло для часов с боем». Ее привозили в театр на «скорой помощи» с целой свитой из врачей и медсестер. На сцене она преображалась, болезнь уходила. Но опускался занавес, и «скорая» везла ее назад, в онкологическую клинику.

«С ее уходом что-то навсегда закончилось и в театре, и в жизни», – сказал мне покойный Аркадий Исаакович Райкин, когда я – в ту пору 14-летняя девочка – прогуливалась с ним по юрмальскому пляжу. Увы, я тогда была слишком юной, чтобы его о чем-то расспросить. Но я совершенно точно знаю, что он прав, и такой актрисы, как она, никогда больше не будет.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...