« Иногда в «Нашем утре» актерство просто прет из меня»

ЕЩЕ он озвучивает документальные фильмы, снимается в кино, занимается педагогикой уже двадцать лет. А по первому образованию Валерий… архитектор! «Мое детство прошло в деревне, на родине мамы — под Псковом. Меня привозили туда на лето. Место интересное! Там — бывшая усадьба помещика, шикарный парк, два пруда. Комплекс потрясающий! Были в моем детстве и речка, и футбол. И по хозяйству бабушке помогал. Даже щепой крыл коровник (смеется. — Прим. авт.). А еще косил. Сенокос — это всегда милое дело… Бабушка моя была дояркой. Я даже кормил коров и телят…Так что с сельским трудом знаком».

Что бы запретил на работе телеведущий ОНТ Валерий Кащеев «под страхом смертной казни»...

ЕЩЕ он озвучивает документальные фильмы, снимается в кино, занимается педагогикой уже двадцать лет. А по первому образованию Валерий… архитектор! «Мое детство прошло в деревне, на родине мамы — под Псковом. Меня привозили туда на лето. Место интересное! Там — бывшая усадьба помещика, шикарный парк, два пруда. Комплекс потрясающий! Были в моем детстве и речка, и футбол. И по хозяйству бабушке помогал. Даже щепой крыл коровник (смеется. — Прим. авт.). А еще косил. Сенокос — это всегда милое дело… Бабушка моя была дояркой. Я даже кормил коров и телят…Так что с сельским трудом знаком».

— Валерий, как вы считаете, в чем секрет успеха утренних новостных проектов, например, программы «Наше утро» на ОНТ?

— Чтобы выпуск состоялся, работает огромный коллектив. Всех перечислить просто невозможно. Зритель видит только нас, ведущих, которым нужно с душой, с настроением, профессионально подать информацию. Слава Богу, у нас в программе она всегда позитивная. Меня как-то спросили: «Что бы вы запретили на работе под страхом смертной казни?» — «Приходить на работу и на запись программы в плохом настроении».

— А с чего начинается ваше утро?

— Я — сова. Поздно ложусь, поэтому для меня утро — это довольно сложное время. Прихожу в себя только в машине, когда еду на работу.

— Насколько я знаю, вы не собирались стать актером?

— У меня отец был военным, мама — технологом. К театру никто никакого отношения не имел. Мое детство прошло в военных городках, гарнизонах. Там тоже о театре мало что слышали. Поэтому в полной мере представления о сцене я не имел. Но меня интересовала литература. Я обожал учить наизусть стихи или отрывки произведений. Учителя обратили на это внимание и всячески поддерживали. В связи с переездами сменил большое количество школ. А когда отца перевели в 1969 году в Минск, классная руководительница так и написала в моей характеристике: «Хорошо читает стихи». В минской школе мне уже было тринадцать лет, нас стали водить в театр. Но почему-то поначалу меня там ничего не впечатляло. Я теперь не помню, какой спектакль произвел на меня впечатление. Может быть, радиопостановки. Раньше их шло много. Помню рассказ Симонова «Русский характер»: я все бросал, зависал у радиоприемника. Этот спектакль слушал неоднократно и до конца. Испытывал очень серьезное потрясение.

Мои родители были настроены против гуманитарного образования. Так в моей жизни, под их нажимом, возник политехнический институт. Окончив его и уже работая на предприятии «Горизонт» в архитектурно-строительном отделе, я пошел в самодеятельность. Это были восьмидесятые, просто бум театров-студий. Я посещал студию во Дворце железнодорожников, где педагогом был Витас Григалюнас. Там собралась очень интересная творческая молодежь, многие ребята потом связали свою жизнь с театром. Мы пропадали в студии до часа ночи: занятия, репетиции…

Потом у меня возник вопрос: что делать дальше? На актерское отделение было поздно поступать, поэтому подал документы на режиссерский факультет. Прошел несколько туров, но родителям не говорил. Позже признался.

— Насколько я знаю, вы еще работаете и в Белорусской государственной академии искусств?

— Выпустил два заочных курса. Многие мои ребята работают довольно успешно в Купаловском театре и других. Некоторые стали коллегами — трудятся на телевидении, радио. Теперь в академии преподаю актерское мастерство у будущих режиссеров телевидения, работаю на курсе своего педагога — Владимира Павловича Забелло, заслуженного деятеля искусств Республики Беларусь. Я всегда поражался его способности разглядеть человека, его суть.

— А на ОНТ как попали?

— Меня уговорил мой знакомый с телекомпании «ФИТ», когда проходили кастинги телеведущих. Я упирался. Потом пришел ради шутки. Дали газету: «Быстренько прочитайте столбец». С улыбкой прочитал. Отпустили. Думал, что на этом все. Через неделю раздался звонок: «Приходите. Наденьте пиджак». Я опять отнесся несерьезно к кастингу. Наверное, это в какой-то степени и помогло. Потому что я думал, что ведущими должны стать люди, которые имеют определенный опыт. Но политика канала была как раз совершенно другая. Они искали новые лица… Я очень доволен работой на телевидении, неожиданно открыл какую-то новую грань в себе. Иногда в «Нашем утро» актерство просто прет из меня (смеется). Слава Богу, что есть в моей жизни и кино.

— Расскажите, пожалуйста, где снимались в последнее время, какие фильмы особо запомнились?

— Конечно, значительный фильм в моей творческой биографии — «Псевдоним «Албанец»-3». Это большая работа — снимали шестнадцать серий. Я там играл офицера разведки. У меня всегда такие роли: военный, милиционер, врач, директор, полицейский, юрист. Играл я и мэра, и министра обороны Беларуси. Были у меня и характерные роли. Например, врача одной клиники, довольно любвеобильного. Даже играл мафиозного полковника, крышующего наркобизнес. В фильме «Отдел С.С.С.Р». Там пришлось и пострелять, и трюки выполнять. За моей спиной устроили взрыв — в метрах шести-семи. И ударная волна как дала мне в спину! А мне нужно было упасть красиво — лицом в камеру. Это же каскадерская работа.

— Получили травмы?

— Да. Были синяки. А в прошлом году снимали сериал «Провинциальная муза». Там играла Юлия Проскурякова, жена Игоря Николаева. Это был ее дебют в кино. Довольно сложно было сыграть ей дочь, а мне папу, поскольку видели мы друг друга впервые. Но все получилось. Юля — молодец. Обаятельная, довольно простая в общении.

Этой зимой снимали большой 60-серийный фильм «Первая любовь». Он еще в монтаже. У меня там роль преуспевающего бизнесмена, человека жесткого, который хочет, чтобы из сына не получился разгильдяй…

— У вас были, как вы и сами говорите, отрицательные роли. Трудно ли играть антигероев?

— Отрицательного героя сыграть, особенно в сказке, очень легко. Он вечно совершает поступки, которые вызывают какую-то реакцию зрителя, там обязательно нужна яркая характерность. Есть где приложить актерские способности. Бывает, читаешь сценарий на пробах, и роль сразу «ложится» на тебя. Понимаешь, что даже у отрицательного героя есть грань, какая-то необходимая краска, которая присутствует у тебя. Я бы не сказал, что антигероев играть сложнее. Тут, наоборот, всегда есть интрига. Наверное, сложнее в положительном герое найти какие-то черты характера, которые бы вызывали зрительский интерес…

— Вышел очень хороший фильм «Пять невест», снимали  его в Беларуси. Вы там тоже играли вместе с известными российскими актерами.

— Режиссер фильма Карен Оганесян снимал меня до этого в картине «Журов», поэтому и пригласил в «Пять невест». У меня был только один съемочный день. В телевизионной версии фильма эпизоды, где я играл, есть, а в укороченном варианте их нет. Снимали же меня в Борисове. А стояла жара страшная! Приехали на заброшенный заводик, с железными крышами. Там, как в консервной банке. Парилка! Было очень тяжело и мне, и гримерам. Я играл сцену вместе с Андреем Федорцовым и Данилой Козловским. А они еще были в летных кожаных куртках! Но как-то нормально, стойко это перенесли. Тут же на ходу придумали историю, которой не было в сценарии. Атмосфера на съемках царила просто замечательная.

— Были ли особо запомнившиеся звездные гости в программе «Наше утро»?

— Наверное, самое запоминающееся интервью прошло несколько лет назад с Людмилой Гурченко. В тот раз у нее было не очень хорошее настроение. Она приехала в Минск на спектакль, а еще проходил фестиваль «Лістапад», было много встреч, интервью. И она к нам пришла на взводе, это было видно. Надо было обстановку разрядить. Люся Лущик — молодец, стала задавать какие-то личные вопросы. Я с ней заговорил о творчестве. И постепенно Людмила Марковна стала отходить. Даже  в конце беседы нас расцеловала. Коллеги аплодировали.

— Валерий, спасибо за интересную беседу. Успехов вам!

Вера ГНИЛОЗУБ, «БН»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?