[ На главную ] [ В закладки ]
"СБ" в соцсетях:



Последние комментарии:

Главная  Общество  Статья «Большие шаги малого приграничного движения»

Большие шаги малого приграничного движения


Фото  Владимира Чесных

Открытие малого приграничного движения на белорусско–польской и белорусско–литовской границах в последнее время активно обсуждается в СМИ. Представители общественности Беларуси, Литвы и Польши рассуждают о судьбе МПД, давая различные, порой не совсем верные оценки происходящему. Посмотрим на проблему с позиции обеспечения пограничной безопасности нашей страны.

Напомню, что речь идет о реализации договора между правительствами Беларуси и Польши о правилах приграничного движения, а также соглашения между нами и Литовской Республикой о порядке взаимных поездок жителей приграничных территорий. Эти документы были подписаны в 2010 году, но для вступления в силу они пока не прошли все необходимые внутригосударственные процедуры.

Разумеется, перед принятием решения стороны сформировали общее понимание того, что хотелось бы видеть в итоге. В первую очередь результатом должна была стать «приграничная интеграция» — взаимовыгодное укрепление деловых контактов и социально–культурных связей, способствующих поддержанию стабильности и развитию приграничья. В основу механизма реализации МПД заложена система пограничного контроля, которая в круглосуточном режиме будет обеспечивать упрощенный порядок пересечения границы для жителей ближайших населенных пунктов. Кроме этого, открытие малого приграничного движения должно соответствовать требованиям безопасности и не осложнять работу пунктов пропуска.

Чтобы представить, какой следует быть инфраструктуре государственной границы и приграничной территории, рассмотрим несколько демографических показателей, за счет которых формируется МПД. Например, в Беларуси под его действие подпадает 202 города и сельских Совета с общей численностью населения порядка 1,7 миллиона человек (около 18 процентов населения страны). Из них на литовском направлении — 113 городов и сельсоветов (около 600 тысяч человек), польском — 89 аналогичных административно–территориальных единиц с населением около 1,1 миллиона граждан.

Для сравнения, в Польше и Литве этим движением могут быть охвачены 93 административные единицы. В первом случае с 600 тысячами жителей (1,5 процента населения страны), во втором — 800 тысяч (27,5 процента, в основном за счет Вильнюса). Как видно, у Литвы самый высокий потенциал «приграничной интеграции» с Беларусью, где более четверти населения может получить возможность посещать нашу страну в упрощенном порядке. Вместе с тем основное количество белорусских участников МПД (около 65 процентов) сосредоточено на польском направлении, в первую очередь за счет Бреста и Гродно.

Всего же пересекать границу упрощенно и свободно перемещаться по сопредельной приграничной территории смогут более 3 миллионов человек. И если, скажем, только их десятая часть — 300 тысяч — будет ездить в сопредельное государство хотя бы раз в месяц, то с введением правил малого приграничного движения нагрузка на пункты пропуска увеличится как минимум на 30 процентов.

Сейчас в среднем нашу границу на этих направлениях пересекает около 1,2 миллиона граждан ежемесячно. А если популярность МПД по различным причинам возрастет, то, по самым скромным подсчетам, нагрузка на отделения пограничного контроля увеличится до 70 процентов. И именно к этим условиям должна быть готова, адаптирована инфраструктура пунктов пропуска еще до запуска нововведения.

Фото БЕЛТА

Вместе с тем мы признаем, что сегодня наши возможности не соответствуют обозначенным перспективам повышения нагрузки. Не секрет, что за последние три года в целях выполнения главной задачи — повышения надежности охраны границы в условиях нарастания опасностей транзитного терроризма, а также контрабанды оружия и наркотиков — Госпогранкомитетом за счет внутренних резервов была проведена оптимизация организационно–штатной структуры органов пограничной службы. Все наши действия продиктованы реальной обстановкой.

Что касается непосредственно пунктов пропуска и их готовности к МПД. На границе с Литвой и Польшей 26 таких погранпереходов (железнодорожных — 5, автодорожных — 10, упрощенных — 11), из которых 24 подходят для решения задач введения малого приграничного движения. На оставшихся двух (железнодорожный — «Свислочь», автодорожный — «Козловичи») оформляется исключительно грузовой транспорт. Открытие МПД осложняет и то, что фактическая пропускная способность большинства пунктов пропуска и без того ощутимо превышает проектную. Например, предполагалось, что через «Песчатку» на польском направлении в сутки будут проходить 255 машин и 800 человек, по факту оказалось — 600 единиц транспорта и 1.200 граждан. На белорусско–литовском участке суточная проектная пропускная способность «Котловки» составляет 1.000 авто и 2.500 человек, на самом же деле — 1.740 и 3.170 соответственно. Аналогичная ситуация отмечается во многих отделениях пограничного контроля.

Наряду с этими проблемами требуется решить вопрос возобновления пешеходного движения на всех автодорожных погранпереходах, а также повысить статус ряда пунктов упрощенного пропуска до международного. В частности, необходимо выделить отдельные направления следования для пешеходов, установить тротуары, ограждения, турникеты, освещение, системы видеонаблюдения и информирования, а также модули пограничного и таможенного контроля.

Теперь оценим финансовую сторону. На введение МПД на белорусско–литовской границе нужно не менее 612 миллиардов рублей. В четырех автодорожных пунктах пропуска («Котловка», «Каменный Лог», «Бенякони», «Привалка») необходимо обустройство отдельных полос движения для пешеходов, что обойдется в 12 миллиардов. Для строительства (полной реконструкции) одного пункта упрощенного пропуска потребуется около 50 миллиардов. Сейчас эти работы необходимы в 12 пунктах упрощенного пропуска — а это 600 миллиардов. Для обеспечения МПД на белорусско–польском участке понадобится порядка 450 миллиардов. Деньги пойдут на организацию пешеходного движения в «Брузгах», «Берестовице», «Песчатке», «Бресте», «Домачево», строительство нового и ремонта старого моста в «Берестовице», на реконструкцию аварийного моста в «Домачево». Общая стоимость таких работ — около 145 миллиардов. Еще 300 миллиардов нужны для появления нового погранперехода на железнодорожной станции «Высоколитовск».

Всего же, по предварительным подсчетам, для полноценного функционирования малого приграничного движения с нашими соседями — Литвой и Польшей — нам понадобится около одного триллиона рублей. А срок их освоения — не менее двух лет при бесперебойном финансировании и одновременном выполнении работ на всех объектах, что реализовать крайне сложно. Также нужно создавать сервисные зоны под электронную очередь в автодорожных пунктах пропуска, залы ожидания и места несения службы пограничных нарядов на железнодорожных станциях и прочее. Дополнительных средств на все это у нас пока нет.

В последнее время финансово–экономические условия и приоритеты в обеспечении пограничной безопасности Беларуси претерпели изменения. Поэтому было бы логично сосредоточить усилия не на призывах к немедленному открытию МПД, а на поиске источников для его финансирования. Здесь возможны различные подходы, в том числе разработка целевых программ оборудования пограничной и таможенной инфраструктуры МПД. При этом вопросы финансовых вложений следует решать не только с позиции правительств, но и доноров международной техпомощи. В частности, в рамках программ Евросоюза по трансграничному сотрудничеству на 2014 — 2020 годы «Добрососедство: Латвия — Литва — Беларусь» и «Добрососедство: Польша — Украина — Беларусь». За счет их реализации, например, можно установить в пунктах пропуска, обеспечивающих МПД, отдельную автоматизированную систему пограничного контроля (АСПК) граждан, пересекающих границу в упрощенном порядке. Это снизило бы нагрузку на действующие АСПК. Следует искать и другие механизмы финансирования, в том числе при участии наших европейских партнеров — сопредельных стран ЕС.

Однако в любом случае надо понимать, что односторонние действия бесполезны: оборудование пограничной инфраструктуры должно быть выполнено в паритетном порядке одновременно как на нашей, так и на сопредельной территории. То есть инфраструктуры обеих сторон должны быть готовы к качественному оформлению большего количества жителей приграничья. Иначе огромных очередей и увеличения криминальных предпосылок не избежать. Еще один момент: при недостатке средств и появлении новых вызовов погранбезопасности открыть МПД в кратчайшие сроки будет крайне трудно.

Но, несмотря на сложности, мы движемся к развитию погранпереходов на границе с Евросоюзом. И это нужно не только для создания необходимых условий для МПД, но и для повышения транзитного потенциала нашей страны. К примеру, на стадии завершения находятся белорусско–литовские межгосударственные процедуры по изменению статуса пункта упрощенного пропуска «Лоша – Шумскас» на международный. Совместно с литовской стороной продолжается проработка вопроса о повышении статуса до международного еще двух аналогичных погранпереходов «Видзы — Твярячюс» и «Мольдевичи — Адутишкис». Такие же перспективы изучаются в отношении переходов «Дотишки — Эйшишкес» и «Поречье — Латежярис» на белорусско–литовском участке границы.

Но не будем рассуждать лишь с точки зрения пограничного ведомства, поскольку есть ряд вопросов, касающихся таможенных процедур. Как правило, одновременно с процессами МПД формируется так называемое малое товарное движение. Это когда для людей, пересекающих границу в упрощенном порядке, предусматривается возможность перемещать определенное количество товара. В данном случае проводится таможенный контроль. Соответственно в пунктах пропуска должна быть создана таможенная инфраструктура, дабы исключить предпосылки к организации «серых» схем челночной торгово–закупочной деятельности.

Также потребуется увеличение штатной численности пограничной и таможенной служб, поскольку режим работы сотрудников контролирующих структур пунктов пропуска должен соответствовать установленным нормам. Только для нас понадобится еще как минимум 300 штатных единиц.

Некоторые сторонние наблюдатели говорят, мол, почему бы в организации МПД не пойти тем же путем, что и на белорусско–латвийской границе? Там данное новшество действует с 2012 года. Однако здесь следует понимать, что условия для введения такого движения на границе с Латвией кардинально отличаются от ситуации на участках литовской и польской границ. Эти условия несопоставимы по потенциалу. Например, в сопредельном латвийском приграничье проживает около 180 тысяч человек (это в три раза меньше, чем в польском приграничье, и в четыре — чем в литовском). На приграничной территории Беларуси проживает около 67 тыс. потенциальных участников МПД, что в 16 раз меньше, чем на польском, и в 9 раз меньше, чем на литовском направлении. Активность малого приграничного движения на белорусско–латвийской границе невысока и инфраструктура погранпереходов полностью обеспечивает пропускные процедуры. Здесь механизм МПД сбалансирован, нет серьезных перегибов и проблемных вопросов. Но при других условиях ситуация может измениться. Поэтому даже самый, казалось бы, тихий участок границы всегда требует внимания и контроля.

Подводя итог, скажу, что вопрос реализации договоренностей по малому приграничному движению с Литвой и Польшей решаемый, хотя и не простой и требующий дополнительных оценок и затрат. Объем средств, ранее учитываемых на введение МПД, в условиях экономического кризиса снизился. Обострение ситуации в Украине потребовало не менее затратных мер усиления границы на южном направлении... В этой ситуации не надо быть мудрецом, чтобы понять, что сейчас следует действовать взвешенно и рационально, сосредоточившись на решении главных задач.

Когда–то в Беларуси, Литве и Польше жители деревень оставляли двери своих домов открытыми, так как все они хорошо понимали проблемы, доверяли и помогали друг другу. Хотелось бы, чтобы и в вопросах МПД мы не устраивали полемик, а придерживались этой народной мудрости. Надо вместе искать пути решения проблем, препятствующих всестороннему развитию приграничья, а не превращать их в повод для ненужной риторики.

Генерал-полковник Леонид МАЛЬЦЕВ, председатель Государственного пограничного комитета.

Советская Белоруссия № 5 (24887). Среда, 13 января 2016
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дата публикации: 21:56:41 12.01.2016
E-mail*
Доп.информация
Что отправить? АнонсСтатью целиком
 
Установите новостной виджет «СБ» на главную страницу Яндекс прямо сейчас!
Читайте также
Популярное в разделе
Комментируемое в разделе

Комментарии


15.01.2016 21:10:28  Американец, United States
Цитирую из анализа статьи уважаемого генерал-полковника:

"Основной тезис чиновника насчёт затягивания запуска соглашений заключается в недостаточно развитой пограничной инфраструктуре, которая обеспечила бы нормальное действие режимов МПД на белорусско-литовском и белорусско-польском пограничьях.

Это уже четвёртый тип объяснений промедления запуска МПД от белорусских чиновников. Сначала его объясняли отсутствием специальных принтеров для печати пропусков для МПД. Далее – необходимостью «обработать механизм взаимодействия по данному вопросу с Латвией», чтобы удостовериться, что оно хорошо работает. Третий тип объяснений – проблемы в политических отношениях с Литвой и Польшей, которые поддержали введение санкций ЕС в отношении белорусских чиновников.

Про надуманную проблему с принтерами больше не вспоминали. Соглашение с Латвией работает хорошо. ЕС заморозил санкции и отношения с Литвой и Польшей потеплели. А значит три прежних аргумента утратили свою актуальность. В итоге в ход пошёл новое объяснение затягивания с запуском долгожданных соглашений – недостаточно развитая пограничная инфраструктура."

ответить »

Новости онлайн
В Беларуси

Все статьи раздела

В мире

Все статьи раздела


Архив газеты

Август 2016
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031