[ На главную ] [ В закладки ]
"СБ" в соцсетях:



Главная  Конференц-зал  Статья «О вредных привычках»

О вредных привычках


Борьба с курительными смесями сегодня не дает видимых результатов: едва запретили одни, как появляются другие. Количество молодых людей, употребляющих так называемые спайсы, растет в геометрической прогрессии. Выводы некоторых неофициальных исследований и вовсе шокируют: около 90 процентов учащихся ПТУ имеют в этом деле опыт, треть — балуются «травкой» регулярно. И уж особенно показателен случай, когда возле крупного минского торгового центра бесплатно раздавали пакетики с дурманом. Ответы на извечные вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?» корреспонденты «СБ» пытались найти вместе с начальником III отдела управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД Сергеем СИДОРОВИЧЕМ, заместителем директора по медицинской части РНПЦ психического здоровья Сергеем ОСИПЧИКОМ, председателем МООО «Город без наркотиков» Петром ШАПКО, заместителем начальника III отдела управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД Андреем КУРАКЕВИЧЕМ и руководителем антинаркотической инициативы «Антимак» Александром ШПАКОВСКИМ.


«СБ»: В Минском городском наркологическом диспансере бьют тревогу: с начала года поступает все больше подростков в состоянии токсического опьянения. Один из свежих примеров: в Московском районе Минска одиннадцатиклассник не попал на собственный выпускной. С курительной смесью его задержали у зала игровых автоматов. Милиционерам юноша честно признался, что решил употребить спайс перед вручением аттестата.


А.Шпаковский: Наверняка это лишь один случай из сотни, который получил огласку.


С.Осипчик: И опыт моих коллег подтверждает: интерес к курительным смесям у молодежи сегодня действительно есть.


А.Шпаковский: Этот интерес будет расти. Ведь в понимании подростков покурить спайс — то же самое, что и выкурить сигарету: немножко стыдно, но можно, потому что продается. Есть перечень Минздрава, куда периодически вносят формулы наркотических веществ, но преступники чуть меняют молекулярную структуру препарата — и вот он уже распространяется на территории нашей страны совершенно легально. И это «легально», на которое давят распространители спайса, имеет серьезное психологическое значение. В результате вещество из запрещенных и вредных переходит в разряд привычных, разрешенных к употреблению. А ведь курительная смесь — это опасный наркотик, синтетический заменитель марихуаны, который должен быть вне закона.


П.Шапко: Первая волна популярности спайсов была в 2008 — 2009 годах, когда у нас впервые внесли в перечень запрещенных два психотропных вещества. Тогда спайсом торговали практически в открытую под видом благовоний: создавались группы в социальных сетях, выстраивались курьерские сети, некоторые продавцы даже регистрировались как ИП или ЧУП. Незадолго до запрета, опасаясь ответственности, распространители быстро собрали чемоданы и улетели на дорогие заморские курорты. Сейчас выросла другая волна «предпринимателей», где зачастую нет контакта «продавец — покупатель»: списываются по скайпу, платежи через веб–мани, потребителю остается только подъехать за товаром в указанное место, забрать «закладку». Это заметно усложняет работу по выявлению преступников. В итоге мы сталкиваемся с массовым увлечением наркотиками в среде подростков. И если ничего не предпринять, скоро этот процесс станет необратимым.


А.Шпаковский: Доходит до того, что с целью создания курьерских сетей детей просто подсаживают: распространил 10 пакетиков — один себе в подарок забирай. Просто сетевой маркетинг, не иначе! Беда в том, что молодежь воспринимает подобную деятельность как бизнес с серьезными доходами. Мне известен случай, когда задержанный распространитель спайса с ходу предлагал взятку 30 тысяч долларов, чтобы его отпустили. По нашей информации, значимые распространители умудряются зарабатывать до 500 тысяч долларов в год.


П.Шапко: Это еще и проблема ценностей. Недавно на базе центра допризывной подготовки Минска проходила недельная практика медподготовки у девушек 10 — 11–х классов. На мой вопрос о смысле жизни каждая третья доказывала, что жить следует для себя, главное — материальный достаток, а все остальное — ерунда. Молодежь сейчас нацелена на получение удовольствия, да и чему удивляться, если ведется активная пропаганда именно такого образа жизни — сомнительные развлечения, алкоголь, наркотики, ранние половые связи. По данным Института социологии НАН Беларуси, средний возраст вступления в половую жизнь девушек — 14,6 года. Можно утверждать, что сегодня наших подростков искусственно развращают и разлагают. Не знаю ни одного здравомыслящего человека, кто мог бы это оспорить.


«СБ»: Вспомните о недавней аварии в Лепельском районе, когда погибли четверо молодых людей. Эксперты утверждают, что накануне они употребляли метадон и курительные смеси. А всегда ли можно это определить?


П.Шапко: Можно определить те смеси, которые есть в списке запрещенных химических веществ: к ним создаются реагенты, которыми и позволяют установить формулу. А при желании, наверное, все можно определить, вопрос лишь в том, сколько на это уйдет средств и времени.


С.Осипчик: Тут ведь и СМИ с радостью муссируют тему. Если в ДТП с четырьмя погибшими у кого–то обнаружили следы «смесей», это шум. А если бы погибшие были просто пьяны, никто бы не удивился, мы привыкли к такому развитию событий. Кстати, у этого водителя уже была на счету авария в состоянии наркотического опьянения...


С.Сидорович: Пьяный человек еще более или менее пытается контролировать ситуацию, у него присутствует чувство самосохранения. А вот после дозы пропадают чувство страха и способность к анализу своих действий...


«СБ»: Останься водитель жив, его бы как–то наказали?


С.Осипчик: Если вещество, которое определено в биологическом образце крови, входит в перечень запрещенных, — наказание в соответствии с законодательством.

 


С.Сидорович: Прав бы лишили точно.


А.Шпаковский: Проблема ведь еще и в том, что у нас в стране отсутствует наказание за нахождение в состоянии наркотического опьянения в общественном месте. Только по дороге к вам в редакцию возле метро я увидел двух человек, как говорится, «под маком». Есть вопросы и по наркозависимым, которые посещают программу метадоновой заместительной терапии, ведь, насколько нам известно, отсутствует обмен информацией между МВД и медиками, значит, данные участников программы не разглашаются. Что получается: принял метадон — сел за руль?


С.Осипчик: Недавно об этом было письмо в МВД. Есть шанс, что дело сдвинется с мертвой точки.


«СБ»: Можно ли сказать, сколько молодежи сегодня курит «смесь, именуемую спайс»?


П.Шапко: Особенно остро проблема стоит в учреждениях среднего специального образования: ПТУ, колледжах. Недавно во время моей лекции в одном из колледжей на предположение, что 90% молодых людей употребляют спайс, замдиректора воскликнул: «Какие 90?! Все 100!» Студенты вузов рассказывают, что из минских высших учебных заведений остались только два вуза, где популярен спайс, в остальных курить смеси уже не модно.


«СБ»: Что значит «не модно»?


А.Шпаковский: Это как в среде злоупотребляющих алкоголем непрестижно пить «чернила», куда солиднее — водку. Так и здесь. Вместо курительных смесей покупают марихуану и гашиш. Если читать форумы, там найдется масса умников, которые рассуждают, что такие наркотики в отличие от спайса имеют растительное происхождение и поэтому полезны для здоровья. Любопытный ход и когда курение спайсов как «меньшее зло» противопоставляют табакокурению и алкоголизму, а сбыт наркотиков оправдывают наличием розничной торговли сигарет и спиртного.


«СБ»: Когда можно сказать, что подросток попал в наркотическую зависимость?


С.Осипчик: Это процесс не одного дня. Молодые люди имеют достаточно хороший резерв для восстановления организма: и физически, и умственно. Главное — не допустить регулярного употребления. Но, скажем, оценивая или тестируя физическое состояние человека, его социальное положение, можно определить, что динамика развития личности неблагоприятна. С высокой степенью вероятности можно предположить, что в данном случае молодой человек, условно говоря, идет к смерти.


А.Шпаковский: Когда подросток попадает к медикам, это уже тревожный звонок. И чтобы его избежать, нужна целенаправленная массовая профилактика наркопотребления. Пока она в основном направлена на трудных подростков. А спайсом балуются, как правило, дети — выходцы из среднего класса.


С.Сидорович: У проблемы есть и другой ракурс. Ежедневно мы принимаем меры по недопущению распространения наркотиков, наши сотрудники задерживают и привлекают к ответственности либо административной, либо уголовной, изымают курительные смеси. За незаконный оборот психотропных веществ есть 328–я статья Уголовного кодекса, которая предусматривает наказание до 15 лет лишения свободы. Но мы не можем оградить всех. Каждый сам выбирает свою дорогу. С 2010 года мы внесли в списки 134 новых психотропных вещества, только за этот год — более 30. Это очень много. И эти списки пополняются 2 — 3 раза в год, по мере обнаружения новых веществ. Изъяли из оборота 14 килограммов спайса — более миллиона доз! Но повсеместно запретить химическое вещество мы не можем. Химия — она везде. Конечно, спайсы — беда страшная для всех стран. Но на фоне других у нас ситуация лучше. После новой редакции закона о наркотиках появилось понятие об аналогах, быстро их запретить нельзя. Но как только на вещество наложено табу — оно тут же появляется у нас на сайте.


«СБ»: И подростки следят за обновлениями?


С.Сидорович: И подростки, и те, кто занимается наркотиками. Одно дело, когда поймают и помашут пальчиком, а другое — статья Уголовного кодекса, когда нарушителю грозит, скажем, от 2 до 5 лет лишения свободы. Это их бизнес, это их жизнь... Есть определенные трудности в технологиях: пока вещество завезут, пока мы его определим, пока запрет вступит в силу... Например, в Германии и Америке, которые сегодня достигли высокого уровня в борьбе с наркотиками, на неизвестное вещество сразу накладывают запрет. За его употребление — уголовная ответственность. После того как специалисты определяют степень опасности вещества, наказание могут подкорректировать. Что–то похожее хотим внедрить и у нас.


А.Шпаковский: В том–то и дело — процедура у нас забюрократизирована и занимает непростительно много времени. Правоохранительные органы получают оперативную информацию о фактах распространения спайсов, задерживают сбытчиков, наркотик изымают и отправляют на экспертизу, тестируют на вредность, а когда получат ответ, на имя министра здравоохранения пишут просьбу внести в список запрещенных новое вещество. Весь процесс растягивается как минимум на три месяца. За это время синтезируется уже новый препарат, который быстро становится популярным на территории Беларуси. К примеру, есть даже специальный сайт. Он распространяет вещества, которые в данный момент отсутствуют в перечне нашей страны как запрещенные. Здесь же отмечено, что и с какого числа запрещено и больше не продается. А дальше советы, что, как и где нужно приобретать. Минская милиция по указанным на сайте телефонам задержала 18 человек. Всех их пришлось отпустить по простой причине: курительные смеси, которые они в то время распространяли, не были внесены в перечень и, значит, не причислялись к наркотическим веществам. К тому же, по нашему мнению, неэффективно выстроена цепочка взаимодействия: МВД — Следственный комитет — прокуратура. Простой пример из практики солигорской милиции: из более 400 выявленных фактов в области незаконного оборота наркотиков Следственный комитет нашел основание для возбуждения 200 уголовных дел, из них лишь 70 дошло до суда, а за решеткой оказались только пару человек.


А.Куракевич: Упомянутый сайт тоже был внесен в список запрещенных. Но дело в том, что по закону ограничивается доступ не всем пользователям. Например, учреждениям образования. Остальным — по запросу.


«СБ»: То есть просто выскакивает табличка «Вам есть 18 лет?». И никто не мешает подростку нажать на нее и перейти к содержимому ресурса. Почему нельзя полностью закрыть подобные сайты?


А.Куракевич: Повторюсь, не позволяет закон. Мы можем только ограничить доступ. Когда прописывались эти нормы, такой проблемы не было, и запрещать никто ничего не собирался. Сейчас проблема назрела.


Конечно, если сделать ограничение не по запросу, а для всех пользователей, мы сможем повлиять на ситуацию. Но специалисты уверены: даже если мы ограничим доступ к сайтам из нашей страны, то с помощью различных программ можно будет воспользоваться ресурсами, например, Нидерландов. Все эти окончания net, info не в нашем национальном сегменте. У нас есть монополист «Открытый контакт», у которого ты покупаешь имя. В придачу есть Указ № 60, за который нас отдельно критикуют в международном сообществе. Хотя никаких норм, реально ограничивающих права пользователей, там не существует. Он призван просто упорядочить национальный сегмент сети. Не будь этого — сейчас бы спайсами торговали направо и налево в национальной доменной зоне.


С.Сидорович: Но мы видим выход: собираемся корректировать Закон «Об аналогах наркотических веществ»: расширить список запрещенных наркотиков, психотропов, базовых составляющих наркотических веществ. В принципе, сейчас все, что мы определяем, автоматически попадает в базу запрещенных аналогов.


П.Шапко: Нам было бы неплохо поменять в стране сам принцип, чтобы не оставлять преступникам лазейку для манипуляции. И не вносить раз за разом новые формулы в перечень запрещенных, а просто поставить вне закона все психотропные вещества, обладающие наркотическим эффектом, кроме перечня разрешенных со сложившейся традицией употребления (кофе, никотин или алкоголь). Такие действия смогли бы кардинально изменить ситуацию.


С.Осипчик: Это не так просто. Все вокруг химия. К любому специалисту придите. Есть конвенция о наркотиках, о психотропах...


П.Шапко: Нет, вы не поняли. Не вносить наркотики в списки, а запретить все, которые обладают наркотическим эффектом, кроме определенного перечня. Потому что эту гонку выиграть невозможно. У нас сейчас все кричат о разного рода «правах» и «свободах»... Совершенно никто не задумывается, что за этим стоит: тысячи поломанных судеб, детских смертей.


А.Шпаковский: Сложившаяся ситуация еще и антигуманна. У организаторов торговли спайсами значительные материальные и технические ресурсы, надежные источники информации, закрытые интернет–сообщества, где идет активный обмен информацией. В итоге наркодилеры успешно уходят от ответственности, а попадаются подростки, которые когда–то купили «легальную травку», в законодательстве не ориентируются, о существовании перечня даже не подозревают. На первый раз их не посадят. Но уголовная судимость — это уже пятно на всю жизнь и меньше возможностей карьерного роста. В это время продавец на заработанные преступным путем деньги построит дом, откроет легальный бизнес, купит себе новую машину...


А.Куракевич: Мы постоянно проводим акции, в результате которых вычисляем распространителей. Только в конце мая за два дня в поле зрения попали более 50 торговцев спайсами, из них 12 привлечены к уголовной ответственности. Изъято два килограмма вещества. Контакты всех активных сбытчиков хранятся в нашей базе данных. Как только изменится закон, все получат по заслугам. И главное — более жесткое наказание ждет тех, кто продает курительные смеси подросткам.


«СБ»: Есть мнение, что большая часть спайса приходит к нам из России.


С.Сидорович: Нельзя так однозначно утверждать, хотя по технологиям, надо признать, мы здесь отстаем. Были случаи переправки на поезде Москва — Минск. Но тут и международные почтовые переводы, и товары с китайских сайтов, которые тоже приходят почтой. Сейчас еще проще: купил реагенты, дома сделал — и распространяй.


А.Куракевич: Сейчас есть идея международной конференции, где за одним столом соберутся представители разных государств, в том числе стран СНГ и Прибалтики, чтобы наметить стратегию борьбы со спайсом.


«СБ»: Правда, что спайсы — это первый шаг к «тяжелым» наркотикам?


А.Шпаковский: Сейчас популярно говорить о «легких» наркотиках. Это серьезная смысловая ошибка: нет «легких» или «тяжелых». Есть наркотики стартовые. Но львиная доля опийных наркоманов начинала именно с «безобидной травы» или спайсов.


П.Шапко: Следующий шаг, когда начинают говорить: это вообще уже не наркотики! Сейчас такие взгляды стали очень модными...


С.Осипчик: Это как понятие «легких» сигарет...


П.Шапко: Недавно я общался с парнем, который впервые попробовал спайс. Физически крепкий, волевой, бывший боксер. И что вы думаете? Он признался, что такого ужаса никогда не переживал: после употребления в состоянии страха сел на скамейку, и ему казалось, что прошла вечность, хотя на самом деле — не больше часа.


А.Шпаковский: В том–то и дело, что не всегда можно предугадать реакцию. Вещества производят кустарным способом, естественно, перед продажей их никто не тестирует. Нередко вместо ожидаемого искусственного веселья и эйфории потребители испытывают чувство ужаса и страха. Отсюда и самоубийства: выпрыгнул из окна, вскрыл себе вены... Подобные случаи уже фиксировались в разных регионах Беларуси.


С.Осипчик: По клиническому эффекту это достаточно «злые» химические вещества. Примерно после недели–другой курения специалисту четко видны нарушения психической деятельности. Страдают восприятие реальности, память, мышление. Покурив с недельку, человек ходит, как зомби. К тому же к нам в клинику поступают молодые люди, которые сначала выпили, затем покурили и стали совершенно неадекватными.


П.Шапко: У нас нет четкой системы государственной реабилитации. А здесь неплохо бы взять единственный успешный опыт СССР с принудительной трудовой терапией разного рода зависимых. В некоторой степени она самоокупаемая. Сейчас модно перенимать различные европейские методики, основанные на медицинском воздействии на наркопотребителя. Но статистика показывает: даже сейчас на 100 тысяч населения наркоманов у нас в разы меньше, чем у некоторых соседей.


С.Осипчик: Если говорить о реабилитации, она включает сегодня несколько этапов. Первый — детоксификация, второй — стационарная реабилитация и третий — нестационарная. Все это время с человеком работают специалисты. Но и профилактика, и лечение должны проходить на базе неупотребления. Иначе результаты будут нулевыми.


«СБ»: А есть ли данные по рецидивам?


С.Осипчик: По курительным смесям таких цифр нет.


А.Шпаковский: Тут есть еще одна проблема. И медики, и МВД работают в рамках той нормативной и материально–технической базы, которая у них есть. И достаточно эффективно. Но если мы хотим получать действительно достойный результат, нужно серьезно задуматься о расширении полномочий, оперативных возможностей, создании единой государственной политики как в области профилактики и реабилитации, так и пресечения наркопреступлений. Ведь «поимка» только одного распространителя сегодня обходится в сумму от 5 до 22 миллионов рублей. Но какой толк, если задержанный в итоге избегает наказания?


Возьмем Фрунзенский район Минска с населением около 400 тысяч человек, где в подразделениях наркоконтроля меньше 10 сотрудников. Что можно сделать таким минимальным штатом? Тут физически невозможно даже отреагировать на все сигналы. Ясно одно: вопрос нужно ставить на уровне законодательства. Например, с 2004 года в стране остро стоит проблема распространения опиумосодержащих семян мака, подготовлен соответствующий проект декрета Президента о введении государственной монополии на поставки макового сырья, но отдельные чиновники до сих пор не могут согласовать данный документ, который поддерживают и общественные организации, и МВД, и депутаты! Промедление здесь очень опасно. Посмотрите, что происходит в Москве: распространителей спайсов бьют. На этом пытаются выстроить свою идеологию представители различных экстремистских организаций.


П.Шапко: Подобная ситуация может привести к дестабилизации обстановки. Обязательно найдутся «народные мстители», которые начнут мстить за друзей, за детей. И даже в адрес нашей инициативы мы часто слышим: «Что вы бумажки пишете? Идите и бейте! Обнародуйте данные дилеров, точки распространения, список притонов и варочных адресов, сами будем их находить и жечь». Например, на Комаровском рынке одну из таких точек представители радикальных движений облили бензином и пытались поджечь.


А.Шпаковский: Выход один: сегодня просто необходим некий координационный центр из представителей всех заинтересованных ведомств, министерств и общественных организаций, который срочно займется решением проблемы. В противном случае мы потеряем тысячи детей.


П.Шапко: Настораживает и отношение к самим наркоманам. Их постоянно жалеют, называют больными, при этом ни одного слова о том, что это порок. Словом, переводят социальную проблему в медицинскую плоскость. Но такой человек изначально настроен на деградацию.


С.Сидорович: В этом вопросе мы полностью согласны с общественными организациями. Это потенциальные преступники.


А.Шпаковский: В 68 странах сейчас практикуют метадоновую заместительную терапию, в двух выделяют медицинский героин, много где легализованы каннабиноиды, которые входят в состав курительных смесей. Это «толерантное» отношение уже проникает и к нам. За кого сегодня вступается мировое сообщество? За наркоманов, педофилов и убийц. Установленный факт: большинство мелких хищений совершают наркоманы. Мы все платим на 16% больше за определенную группу товаров, потому что в цену изначально заложена возможность хищения. Но покупатели этого не знают.


П.Шапко: Проблема со спайсами в подростковой среде сейчас переплюнула проблему с курением и алкоголем. Уже появилась часть педагогического состава, которая стоит на позициях, далеких от традиционных ценностей морали и нравственности. Мне приходилось слышать от таких «современных учителей»: «Что вы лезете к этим детям?», «У них сейчас такая жизнь. Пускай пьют, не нарушайте их пространство и свободы». И эти претензии в мой адрес звучали в летнем лагере, где я просто прекратил повальное пьянство детей.


А.Шпаковский: Надо признать, что и мы, общественные организации, и госорганы в профилактике недорабатываем. В том числе в школах. Нужно информировать педагогов и родителей о специфике наркотического рынка. Сомнительным и дешевым установкам — «пей, гуляй, отдыхай» — необходимо противопоставить здоровый образ жизни, государственный патриотизм, традиционные ценности труда, семьи, родины. На реализацию подобной программы спортивно–патриотического и эстетического воспитания молодежи государство не должно жалеть любых денег. Под угрозой и демографическая ситуация, и экономическая, когда огромные средства уходят на ликвидацию последствий наркотизации.


С.Сидорович: Нынешняя ситуация действительно угрожает безопасности нашего общества. Нет сомнений, что решение именно этой проблемы сегодня должно выйти на первый план. И нам просто необходимо подключить все резервы: законодательные, финансовые и гражданского общества. Иначе под угрозой окажется наше будущее.

 

Советская Белоруссия №136 (24273). Четверг, 25 июля 2013 года.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Автор публикации: Александр КУЛЕВСКИЙ, Ольга ПАСИЯК, Елена АНИСКИНА

Дата публикации: 19:07:50 24.07.2013
E-mail*
Доп.информация
Что отправить? АнонсСтатью целиком
 
Установите новостной виджет «СБ» на главную страницу Яндекс прямо сейчас!
Читайте также
Популярное в разделе
Комментируемое в разделе

Комментарии


25.07.2013 23:30:52  педагог
школы ў гэтай барацьбе не дапамогуць. Дырэктар, які прызнае наяўнасць у сваёй установе наркадылераў падставіць калектыў, раён і вобласць. Таму ўсе магчаць і будуць маўчаць. У нас жа галоўнае не дзеці, а статыстыка... Якасць ведаў...

Страшна...

ответить »


06.09.2013 13:45:28  Автор
Як адзначыў не так даўно адзін з расійскіх прадстаўнікоў адукацыі: галоўнае - парадак на паперах. Праблема краін былога СССР, дзе так актыўна на паперах стваралі стаханаўцаў, бралі верх над крыміналам , дасягалі неймаверных поспехаў ледзь не ва ўсіх сферах.

ответить »


29.07.2013 10:51:40  Сафонов Анатолий
Наркодилеры "пасутся" в школах и возле школ. Наши школы до такой степени переполнены, что порою и не знаешь всех ее учеников. Это затрудняет борьбу с наркодилерами. Почему в школах нет турникетов и не организован учет входа и выхода учеников?! В школах должно быть два входа: аварийный и подконтрольный. С уважением

ответить »


06.09.2013 13:46:25  Автор
Вряд ли заборы смогут избавить от проблемы, разве что отгородиться от нее.

ответить »


19.09.2013 18:53:25  Галина Аксенова
знаю точно,что запретить нужно все курительные смеси,запрещенные и не запрещенные,запретить и закрыть все сайты,продающие эту гадость.Самое страшное что в институтах и других учреждениях преподаватели знают и не принимают никаких мер.Если срочно не запретить ,то будущего у страны нет.

ответить »

Новости онлайн
В Беларуси

Все статьи раздела

В мире

Все статьи раздела


Архив газеты

Август 2016
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031