Советская Белоруссия №78 (24461).Пятница, 25 апреля 2014 года.
"СБ" в соцсетях
Главная Общество Статья «Околонаучный спор»

Околонаучный спор


Злополучная командировка профессора Карского

Помните, как профессор Преображенский в романе Булгакова «Собачье сердце» пытается объяснить пришедшей жилкомиссии во главе с товарищем Швондером, почему он не может обедать в библиотеке, а принимать пациентов в гостиной? В подобной ситуации в послереволюционные годы оказались многие «старые спецы». В двадцатые годы, как оказалось, без кое–каких «осколков царского режима», с наработанным опытом и мировым авторитетом, не обойтись. Судьба этих «осколков» складывалась по–разному. Кое–кто был–таки «уплотнен», перевоспитан либо, как особо упорствующий, сослан в такие места, где перевоспитание шло более быстрыми, как течение северных рек, темпами. Но некоторые продолжали заниматься делом своей жизни. До сих пор иные удивляются, как удалось благополучно довершить биографию аристократу Станиславскому, в то время как шедшие на все революционные эксперименты Мейерхольд и Таиров были уничтожены. Академик Российской академии наук Евфимий Федорович Карский, выходец из белорусской крестьянской семьи деревни Лаша Гродненского уезда, автор всемирно известных работ по этнографии, фольклору, лингвистике и основатель белорусской филологии, без сомнения, принадлежал к аристократам духа и научной элите...

В декабре 1925 года АН СССР возбудила перед Управлением делами Совнаркома СССР вопрос о «командировании академика Е.Ф.Карского в славянские земли сроком с 15 мая по 1 сентября 1926 года». Аргументировалось это тем, что Карскому как директору Музея антропологии и этнографии «необходимо ознакомиться со славянскими этнографическими музеями в целях возможного обмена коллекциями между названными музеями и музеями СССР... Командировка «в славянские земли» академика Е.Ф.Карского, одного из наиболее известных славистов, к авторитетному голосу которого будут прислушиваться с особым вниманием, представляется Академии наук делом большой важности...»

Нужно сказать, что к этому времени поездки советских ученых за границу были довольно проблематичными. Возникали трудности с визами, не везде хотели видеть представителей СССР. Но Карский пользовался таким авторитетом, что ему удавалось попасть туда, куда другого бы не пустили. Он посетил Чехословакию, Польшу и Югославию. Вернувшись, написал «Отчет о научной командировке в славянские земли в 1926 г.», который был издан на правах рукописи в количестве 50 экземпляров в приложении к протоколу Общего собрания Академии наук и роздан автором ученым–славистам для ознакомления.

Понятно, что по крайней мере один экземпляр попал «не в те» руки... 27 апреля в минской «Звяздзе» появляется статья «Летний вояж академика Е.Ф.Карского» за подписью редактора Ив.Осьмова. Он подробно разбирает отчет профессора, обвиняя того в шовинизме, черносотенстве и разбазаривании народных средств. Например, Карский называет Львов «старым русским городом». Автор статьи замечает: «А что, если бы почтенный академик продолжил свое путешествие несколько на юг и восток, скажем, посетил Константинополь, не записал ли бы он тогда в своем отчете примерно так: «старый русский город Царьград, расположенный на живописных берегах Босфора, является»... и т.д.» Особенно ошибся профессор, заметив, проезжая через Западную Белоруссию, находящуюся во владении Польши, что крестьяне «экономически стали богаче», хаты имеют приличный вид, улицы вымощены камнем, «дома перенумерованы и имеют надписи на польском языке; надписи на дощечках привешены и ко всем телегам». Ив.Осьмов поясняет, что дощечки — это, скорее всего, свидетельства об уплате налога, который правительство, обобравшее народ до полной нищеты, установило, видимо, даже на телеги. Неправильно воспринял Карский и увиденное на территории Советской Белоруссии. Его возмутила «насильственная белорусизация» в учреждениях, то, что увольняют чиновников, «прекрасно владеющих литературным русским языком», но не освоивших белорусский. В этом Карский видит продолжение политики Пилсудского. «Не запугаете, академик, и не такое приходилось слышать. Социал–шовинисты всех стран и всех мастей не устают шамать своими беззубыми ртами жвачку о «красном империализме» /.../ Но, очевидно, эти «славные времена», когда «русская культура» насаждалась под свист казацких нагаек и стоны угнетенных народов «окраин» «единой–неделимой», — это прошлое довлеет еще над некоторыми умами, нашедшими ныне приют под сенью Всесоюзной Академии наук», — заключает Ив.Осьмов.

Почему командировка профессора вызвала столь бурную реакцию? Дело было не только в затраченных государственных средствах и высказанном в узкоспециальном отчете взглядах. Академия наук, кстати, высоко оценила результаты командировки Карского. Но статья в «Звяздзе» имеет свою «творческую» предысторию. Чересчур высоко, на взгляд некоторых, вознесся «осколок царского режима». В декабре 1926–го Евфимию Федоровичу предложили даже претендовать на должность вице–президента АН СССР, но он отказался. 13 апреля 1927 года на закрытом заседании Бюро ЦК КП(б)Б слушается вопрос «Об академике Карском». В принятом постановлении говорилось:

«1. Поручить тов. Игнатовскому, Адамовичу и Криницкому поставить вопрос по советской и партийной линиям об изъятии Карского из состава членов Академии Наук.

2. Просить ЦК ВКП(б) поручить соответствующим органам организовать критику по отчету академика Карского о поездке за границу.

3. Принять к сведению, что тов. Игнатовским послано письмо тов. Рыкову (Председателю Совнаркома СССР. — Авт.)».

Кстати, тот самый Игнатовский в 1919 году ходатайствовал перед властями за Карского. Тогда Евфимий Федорович возглавлял комиссию по созданию белорусского университета. Комиссариат просвещения снял его, как человека с неблагополучной «политической физиономией», с должности профессора Минского педагогического института. Совет института постановил, «выражая свое глубокое сожаление /.../ избрать комиссию из трех лиц В.М.Игнатовского, В.Л.Ивановского и В.К.Дыдырко для выражения сочувствия академику Е.Ф.Карскому и для ходатайства перед Народным Комиссариатом просвещения об отмене вышеуказанного постановления коллегии в виду тех затруднений, кои создаются для Института в связи с внезапным уходом академика Е.Ф.Карского». В результате ходатайства комиссариат просвещения разрешил Карскому закончить учебный год, принять зачеты у студентов. Летом 1921 года Карский навсегда покидает Минск и переезжает в Петроград. «В Беларуси трудно работать», — отвечал он впоследствии на предложения коллег о сотрудничестве и переезде на родину. Кое–что об этих трудностях можно понять из протокола N 8 заседания комиссии по организации Минского университета от 24 апреля 1919 года, на котором говорилось о поездке комиссии в Москву:

«4/ ознакомившись с Московской телеграммой, Комиссия постановляет делегировать немедленно уже избранных представителей в Москву. Проф. Карский заявляет о невозможности поехать в Москву в связи с данным им Чрезв. Комис. обязательством не оставлять в ближайшее время Минска».

Но и в Российской академии наук профессору не удалось обрести покой. Общество перестраивалось. В 1927 году Игнатовский уже не стесняется «сигналить» в Москву о «проступках» коллеги. 13 мая того же года во всесоюзной «Правде» был напечатан фельетон известного журналиста М.Е.Кольцова «И академик, и герой», в основу которого положены факты из «звездовской» публикации, вплоть до зловещих дощечек на телегах. Буквально на следующий день в сокращенном варианте этот же фельетон был напечатан в органе Одесского окружкома КП(б)У, окрисполкома и ОПБ «Известия». Современный российский ученый А.М.Решетов считает, что М.Кольцов посамовольничал, что ему «никто не давал указаний писать такой разнузданной статьи /.../ Журналисту показалось, может быть, с чужой подачи, удобными, выгодными «факты» для борьбы с нерациональным использованием государственных средств, и он бросился в бой, опорочив честное имя ученого, а газета не дала возможности Е.Ф.Карскому реабилитировать себя». Это представляется сомнительным, особенно учитывая установку властей на критику Карского. Скорее всего, статья была санкционирована. М.Кольцов остроумен и блестящ, как обычно. В его изложении поездка Карского действительно напоминает увеселительный вояж «осколка царского режима». Подозрительным выглядит и то, что Карскому бесплатно и без задержек была выдана виза враждебной Югославии, что он посетил в Белграде некий «день русской культуры», на котором якобы выступали белогвардейцы... И почему это Карский на 20 дней задержался в Праге, где, по мнению журналиста, ему нечего было делать: «Будь на нашем месте суровый рабкринщик Ройземан — он сейчас же возвысил бы голос: «Все справки были сделаны два года назад — зачем же было засиживаться на казенные деньги в Праге?!»

Антисоветские взгляды профессора налицо: «Присутствовать в Белграде на торжестве черносотенцев; именовать Львов русским городом; восхвалять режим Пилсудского за притеснение белоруссов, и ругать советское правительство Белоруссии за национальную политику — все это вполне последовательно если не для советского научного работника, то для бывшего верноподданного ректора императорского варшавского университета».

Карский направил письмо в «Правду», в котором по пунктам опроверг все обвинения. Современники характеризовали профессора как человека, отличавшегося «стойкостью, сдержанностью и вместе с тем мягкостью и снисходительностью к людям и их работам». И в этом случае Карский, как ни обижен он был, постарался придать своему ответу чисто деловой тон. В окончательном тексте он опустил некоторые экспрессивные абзацы вроде «Названная выше газетная статья поражает читателя своим хлестким репортерским тоном, передержкой фактов, крайней развязностью и особым неуважением к науке». Ответ Карского звучит очень взвешенно, но не без сарказма. Например, насчет того, почему это так легко были получены визы во «враждебные державы»: «Визы в Чехословакию и Югославию были выданы бесплатно, так как чехи и сербы ценят ученых не только своих, но и чужих». Насчет истраченных средств и пребывания в Праге сказано: «Академией наук выдана субсидия в 1050 рублей, причем на руки дана только половина, а остальное было дано в чеке на один из Пражских банков». Короче, пока наводились справки в банке, пока ожидалась виза в Югославию и шился приличный костюм, поскольку «обтрепанным стыдно было бы показаться перед иностранцами», пока собирались 500 раритетных книг, доставленных через Советское полпредство в славянский отдел Академической библиотеки, прошли спорные 20 дней. Да еще 900 своих рублей академику пришлось за время путешествия израсходовать. Особый интерес вызывает пункт, касающийся щекотливого вопроса — выпадов Карского в отношении белорусизации. «...вероятно, М.Кольцову неизвестно, что я природный белорус, всю свою жизнь посвятивший изучению белорусской этнографии, языка и литературы; что вся теперешняя белорусская интеллигенция (о чем см. хотя бы у М.Гарэцкаго «Гiсторыя беларускай лiтаратуры», вып. 4, Менск, 1926 г., стр. 147) и что все угнетенные белорусы, начиная от известного этнографа Е.Р.Романова, умершего от голода в Ставрополе Кавказском, обращаются ко мне за духовной поддержкой /.../ Ясно также, что белорусизация должна идти естественно, без принуждения и притеснения лиц, воспитанных на русской культуре /.../».

Однако ответ Карского напечатан не был, хотя об этом ходатайствовали влиятельные лица. В 1929 году Карского освобождают от должности директора Музея антропологии и этнографии. Повлиял ли на это факт, что в январе того же года Чешская академия наук выбирает Карского своим почетным академиком? Но что отозвалось эхо злополучной командировки, несомненно. И если бы в 1931 году Карский, которому было уже 70 лет, не умер, а прожил бы еще несколько лет, можно догадываться с большой долей вероятности, какова была бы его дальнейшая судьба.

Авторы публикации: Людмила РУБЛЕВСКАЯ, Виталь СКАЛАБАН

Дата публикации: 20.01.2006
E-mail*
Доп.информация
Что отправить?АнонсСтатью целиком
 
Установите новостной виджет «СБ» на главную страницу Яндекс прямо сейчас!

Комментарии


02:58:06 14.02.2011  Алесь
А хто такі Трешчонак?

ответить »

 Добавить комментарий 
Ваше имя*
E-mail
Ваш комментарий*
*Внесите, пожалуйста, в это поле цифры, которые вы видите на картинке. Это делается для предотвращения СПАМ-рассылки.
*Обязательное к заполнению поле
 
Новости онлайн
В Беларуси

Все статьи раздела

В мире

Все статьи раздела

Новости партнеров

Архив газеты